Корректоры эстель: Корректор цвета Estel Professional Essex Correct

Содержание

Корректор цвета Estel Professional Essex Correct — «!ОБНОВЛЕНО:ДОБАВЛЕНА НОВАЯ ФОРМУЛА! ЦВЕТОВАЯ БАНЯ в домашних условиях синим (0/11) и зелёным (0/22) микстоном: РЕЦЕПТ с пропорциями и ФОТО»

ВСЕМ ПРИВЕТ!

 

Сегодня я хочу поделиться с вами своим опытом использования микстонов от Estel.

 

 

В этом отзыве я рассказывала о своей истории окрашивания и о классной кислотной смывке Prestige (а также о некоторых важных колористических терминах, советую почитать:), но вкратце опишу ситуацию тут:

после того, как я единожды покрасилась в брюнетку (так получилось, хотела в шатенку), я ждала вымывания цвета и окрашивала только корни. В результате почти за год длина вымылась и стал проглядывать рыжий фон осветления, но окрашивать длину я по прежнему не хотела, так как не определилась с оттенком краски и поэтому тогда я впервые начала свои опыты с синим микстоном.

 

 

Опытным путём я начала искать нужную мне пропорцию, так как вариант смешивать микстон с шампунем с окислителем к одному (1:1:1) казался мне:

а) неэкономичным и

б) что волосы уйдут в сильное затемнение и будет виден синий пигмент.

Также предвосхищая вопросы, которые могут прозвучать, я скажу, что я не применяла для рассчёта пропорции «правило 10-ти, 11-ти» и т. д., так как даже сами колористы говорят, что на практике это НЕ РАБОТАЕТ! И я с ними абсолютно согласна! Первые мои попытки закончились провалом, так как результата, кроме перевода сырья, не было никакого.

 

Поэтому попробовав несколько раз, я наконец нашла пропорцию, которая меня устроила:

  • 10 см микстона (отмеряла с помощью сантиметровой ленты)
  • 20 гр обычного шампуня
  • 20 гр 3% окислителя (лучше было бы 1,5% окислитель)

Смешивать нужно именно в такой последовательности, так как вначале между собой нужно смешать микстон и шампунь до однородности, а уже потом добавлять окислитель. Все остальные подробности чуть позже в отзыве.

 

Я осталась довольна результатом, цвет стал более спокойным, фон осветления уже так не бликовал и мне удалось сгладить почти что чёрную зону корней с рыжеватой длиной (а чёрную полосу в зоне корней я получила вследствие окрашивания моих натуральных корней 8-го УГТ краской Igora Royal 5.63, а через месяц 6.63 на 3% оксиде, представляете?!Я была ужасно расстроена и после этого решила перейти на окрашивание Estel).

Это мои фото 2-3 месячной давности.

 

А пару недель назад я воспользовалась кислотной смывкой фирмы Prestige, и получила рыжий ФО 6-го УГТ (местами 5-го).

 

 

В результате последующего окрашивания (Estel 7.1+ 6.00 для нейтрализации рыжего ФО в ту же смесь на 6% оксиде) цвет получился с краснинкой, чего я абсолютно не хотела (эххх, но это всё таки первый опыт смывки и окрашивания после)

 

 

Учитывая, что я и так получилась темнее, чем ожидала (после кислотной смывки нельзя выдерживать краситель полное время, а я об этом увы не подумала, ещё и наносила на сухие, а не влажные волосы), то и синим микстоном я не хотела пользоваться, чтобы не уйти в ещё большее затемнение, поэтому решено было пробовать зелёный!

 

И вот, как и обещала, наглядно покажу на примере зелёного микстона все свои шаги подробно:

Пропорции абсолютно те же, спрячу их в цитату:

  • 10 см микстона (отмеряла с помощью сантиметровой ленты)
  • 20 гр обычного шампуня
  • 20 гр 3% окислителя (лучше было бы 1,5% окислитель)

Вот так выглядит 10 см микстона (отмерила по 5см для удобства)

 

Смешиваем сначала с шампунем (на фото к сожалению плохо видно пластиковый! венчик для смешивания краски, который значительно облегчает процесс!!!), а потом и с окислителем и получаем это зелье

Честно говоря, зелёную жижу наносить на волосы стало почему-то стрёмно, в то время как синюю я наносила не боясь, но это всё предрассудки))

 

 

Наношу на 10 мин. на влажные чистые волосы над ванной и вспениваю как шампунь, время засекаю с помощью таймера на телефоне. Выглядит это вот так:

 

 

После выдержки моем голову ещё раз, сушим и наблюдаем результат:

 

 

До того, как я сделала фото, мне казалось что эффекта никакого нет, но сделав фото, я увидела отличный результат нейтрализации красноты!

Пока что я могу сделать вывод, что зелёный микстон не уводит в затемнение, а даже будто наоборот, мне кажется волосы стали визуально светлее.

Также мне кажется, что именно с задачей нейтрализации он работает лучше, чем синий корректор против рыжины и оранжевых нюансов, я имею в виду степень нейтрализации при одной и той же пропорции. В следующий раз думаю попробую даже пропорцию 1:1:1, потому что зелёный микстон работает эффективно, но мягко.

Я осталась очень довольна результатом, в дальнейшем хочу попробовать смесь зелёного и синего микстонов в разном соотношении, но думаю в основе будет всё-таки зелёный!

А вообще уже давненько присматриваюсь к серому микстону, но думаю он будет хорош исключительно в смеси, иначе тупо затемнит и всё.

 

В общем, в завершение хочу сказать, что мне безумно нравится принцип цветовой бани для правки цветовых нюансов и чем больше я пробую, тем больше мне нравится. Думаю вскоре я найду свою золотую рецептуру и смогу всегда поддерживать красивый оттенок волос с минимальными затратами и повреждениями для волос!

Также возьму на себя смелость допустить, что данный метод хорош для того, чтобы освежить цвет по длине, можно попробовать вместо микстона взять вашу привычную краску и нанести таким же образом, раз в 5-6 месяцев думаю будет в самый раз.

 

Я планирую обновлять свой отзыв, поэтому следите за обновлениями все те, кто интересуется данной темой.

Задавайте вопросы в комментариях, делитесь собственными открытиями, я с радостью приму участие в обсуждении!

 

ОБНОВЛЕНО 16.06.2020:

Прошло недели 2 с момента окрашивания корней в оттенок 7/1 от Estel и весь пепел с длины смылся, имеем такое ДО:

 

 

В этот раз я сделала смесь поядрёней, а именно смешала синий 0/11 микстон и зелёный в пропорции 2:1 (где-то 16 мл синего к 8 мл зелёного + 10 мл окислителя 3% + 10 мл шампуня) и получаем такое шикарное ПОСЛЕ (также обратите внимание на блеск волос, он такой у меня всегда после процедуры цветовой бани):

 

 

 

 

На данный момент, я считаю, что это ЛУЧШАЯ МОЯ ФОРМУЛА для поддержания холодного тёмно-русого оттенка БЕЗ красноты и рыжины. Хватает такой красоты на 2-3 недели, с учётом режима мытья волос через день.

 

Поэтому кто давно искал решение проблемы линяло-рыжих цветов — пользуйтесь;)

 

! ! ! ВНИМАНИЕ ! ! !

 

На моём Youtube канале появился ролик, посвящённый цветовой бане. Приглашаю к просмотру;)

[ссылка]

 

И собственно сам ролик по цветовой бане для русых волос:

[ссылка]

 

Предлагаю ознакомиться с другими моими отзывами:

Благородный тёмно-русый оттенок волос без рыжины и красноты краской Estel Essex 7/1

Идентификация украинского Qiwi кошелька за 150 грн. с помощью сервиса smartid. in. ua

Универсальная палетка теней для век Essence Witch Side

История о том, как можно испортить кожу маслами

 

ВСЕМ СПАСИБО ЗА ВНИМАНИЕ!!!

Корректоры Эстель для волос (Estel Professional)

Estel Princess Essex Correct Цветные корректоры. 
С помощью цветных корректоров можно усилить яркость, интенсивность цвета, или нейтрализовать нежелательный цветовой нюанс. 
Для нейтрализации цветового нюанса или уплотнения цвета количество оксигента на корректор не рассчитывается. 
Для усиления яркости цвета количество оксигента на количество корректора рассчитывается. 
Рекомендуемое количество корректора: Х/Х (Х/ХХ) (30 г) + 0/ХХ (1-10 г) + оксигент ESSEX. 
В случае использования корректора как самостоятельного красителя на осветленной базе, выбранный цвет смешивается с оксигентом ESSEX 3% в пропорции 1:1 или с активатором ESSEX 1,5% в пропорции 1:2.

Estel Princess Essex Correct Безаммиачный корректор (нейтральный).
Применяется для получения промежуточных оттенков по цветовому ряду. При смешивании с цветными корректорами используется для пастельного тонирования обесцвеченных или мелированных волос.

Estel Princess Essex Correct Аммиачный корректор.
Применяется для рассветления. Является основой для получения новых индивидуальных оттенков, не входящих в основную палитру Essex, при смешивании с цветными корректорами в произвольном соотношении.

Estel De Luxe Corrector Цветной корректор.
Цветной корректор 0/G добавляется для усиления оттенков пепельного ряда.
Для нейтрализации цветового нюанса или уплотнения цвета количество оксигента на корректор не рассчитывается.
Для усиления яркости цвета количество оксигента на количество корректора рассчитывается.
Рекомендуемое количество корректора: Х/Х (Х/ХХ) (30г) + 0/ХХ (1-10 г) + оксигент DE LUXE.

В случае использования корректора как самостоятельного красителя на осветленной базе, выбранный цвет смешивается с оксигентом DE LUXE 3% в пропорции 1:1 или с активатором DE LUXE 1,5% в пропорции 1:2.

Estel De Luxe Corrector Нейтральный корректор.
Применяется для получения промежуточных оттенков по цветовому ряду. При смешивании с цветными корректорами используется для пастельного тонирования обесцвеченных или мелированных волос.
Бережно воздействует на обесцвеченные волосы.

Estel De Luxe Corrector Аммиачный корректор.
Осветляющая способность крема зависит от выбранного оксигента. Является основой для получения новых индивидуальных оттенков при смешивании с цветными корректорами в произвольном соотношении.
Применяется для осветления.
Применение: Смешивается с оксигенами DE LUXE 3%, 6%, 9% в соотношении 1:1.

Estel De Luxe Sense Corrector

Цветной полуперманентный корректор.
С помощью цветных корректоров можно усилить яркость, интенсивность цвета, или нейтрализовать нежелательный цветовой нюанс.
Обеспечивает яркие, насыщенные цвета, великолепный блеск волос.

Estel De Luxe Sense Corrector Нейтральный корректор.
Применяется для получения промежуточных оттенков по цветовому ряду.

CORRECTOR ESTEL HAUTE COUTURE (КОРРЕКТОРЫ ЭСТЕЛЬ ОТ КУТЮР)

CORRECTOR ESTEL HAUTE COUTURE (КОРРЕКТОРЫ ЭСТЕЛЬ ОТ КУТЮР)

Специальная серия корректоров для создания различных цветовых вариаций HAUTE COUTURE ESTEL. Лёгкость в применении и гарантия безупречных оттенков.

Краска для волос ESTEL HAUTE COUTURE (Эстель От Кутюр)


Краситель HAUTE COUTURE ESTEL помогает получить превосходное состояние волос – значительно лучше, чем до окрашивания! Идеальный глубокий цвет и глянцевый блеск насыщают волосы по всей длине. При этом волосы не просто выглядят здоровыми – они действительно восстанавливаются, становясь идеальными снаружи и изнутри! 
Краска HAUTE COUTURE ESTEL включает в себя 85 оттенков основной палитры и бессчетное количество эксклюзивных авторских коктейлей. Кроме этого, имеется специализированная гамма, в которую включены 11 суперосветляющих (Ultra Blond) и 9 оттеночных нюансов (Crystal Blond). При этом нумерация всех цветов сохранена, как в классической палитре Estel. HAUTE COUTURE ESTEL обеспечивает эффективное закрашивание седины и феноменальную стойкость цвета. А главное: эта краска является первой и единственной в мире, основанной на катионоактивных веществах. 

В чем уникальность красителя ESTEL HAUTE COUTURE?

В краске Haute Couture специалисты лаборатории Estel впервые использовали катионоактивную основу, что стало абсолютной инновацией. Обычно эти вещества входят в состав масок для волос, что обеспечивает им массу полезных свойств. Таким образом, была создана перманентная краска, которая первая в мире обеспечивает стойкое окрашивание в сочетании с интенсивным уходом, похожим на воздействие бальзама на волосы. Принцип действия продукта следующий: поврежденные участки локонов имеют отрицательно заряженные ионы, частицы краски — положительные, и в момент окрашивания эти частицы соединяются. Именно поэтому Haute Couture — краска для волос с выраженным восстанавливающим эффектом.

Haute Couture Estel присущи все качества, которые так ценит женщина в краске для волос!
— Сочетание идеального окрашивания и полноценного оздоровления волос.
— Интенсивность цвета, блеск и полное окрашивание седины!
— Богатое множество благородных оттенков обеспечивает предельное погружение в цветовое пространство! 
Базовая палитра состоит из 101 актуального оттенка, которые удачно оттеняют кожу, мягко и равномерно ложатся на волосы. Кроме того, наши специалисты также могут создавать свои уникальные цветовые коктейли — для вашей неповторимой индивидуальности!
— Катионноактивная основа краски действует как живительная маска. Вместе с тем она добавляет прядям цвет, реставрирует и восстанавливает волосы!


После окрашивания волосы прекрасно расчесываются и укладываются, становятся плотными, шелковистыми и «живыми», как после спа-ухода!

Купить краску для волос ESTEL HAUTE COUTURE

Вы можете не выходя из дома. Достаточно просто оформить заказ на сайте интеренет-магазина MALINA, указав день и время доставки нужного Вам товара.

Корректоры для волос эстель палитра

Главная » Уход » Корректоры для волос эстель палитра

Мои эксперименты с волосами. Коррекция цвета и тонирование рыжего с Estel 0/11 и 0/66. ФОТО

Всем привет!

Сегодня хочу вам рассказать о своих экспериментах с волосами..

Я не колорист, и не парикмахер, и у меня нет глубоких знаний в области окрашивания волос… И я не буду тут приводить цитаты с других сайтов о правилах колористики, о нанесении краски, смешиванию корректоров и тп… Я лишь поделюсь своим опытом, и как делаю именно Я..

Кому интересен мой опыт — Welcome

История будет с длинной предысторией — запасайтесь попкорном

Немного предыстории о моих волосах (кому не особо интересна предыстория — можете смело пропускать этот кусок текста и сразу переходить к следующему заголовку):

Копну немного глубже(про хну, краску масс маркета), надеюсь вы меня простите

Свои волосы у меня темно русые, с пепельным оттенком, его еще иногда называют мышиный цвет. С детства всегда были длинные волосы.

  • Класса с 3, насмотревшись на одноклассницу, красила волосы хной.
  • Класса с 7, хна надоела и я перешла на самую обычную краску Acme Color. Цвет всегда был с красным оттенком (Гранат, Вишня)
  • Классе в 9 надоели мне волосы по пояс с ровным срезом, ну и забабахала я каскад.. Это еще пол беды
  • Через годик, поступив в колледж, я сделала… химию.. Химия волосы чуть подпортила, но не так сильно. А вот длина волос была по лопатки +-. Я все также красилась той же краской (цвет на сколько я помню был божоле) и периодически стриглась каскадом.
  • Потом перед своим двадцатилетием, черт меня дернул стать блондинкой (вы можете себе это представить? ) Ну я пошла в магазин и купила самый обычный осветляющий порошок, вот дура, как вы можете представить ничего хорошего не вышло, длина ржаво рыжая (там хоть и был подсмывшийся цвет, но все же не один слой краски) отросшие корни светло желтые. Мне было мало.. Купила еще.. И второй раз осветлила.. Теперь корни были совсем белые.. Длина желтого.. Вы наверное догадались чем это все кончилось для моих волос? Да да, волосы стали как мочалка… Сыпались, ломались, краска любая смывалась…
  • Но срезать я их не хотела… Года два пыталась восстановить, отрезала по чуть чуть и красила темным цветом (шоколад, и тп), правда красила уже не Acme Color ..Но они росли очень медленно..
  • И тогда я отрезала каре, а через месяц боб каре.. И наконец то волосы стали похожи на волосы.. походив год с каре, мне надоело.. и я решила отращивать.. Кстати я перешла на без аммиачную краску — тут можно посмотреть отзыв и увидеть примерную длину волос. (первое фото около елки это отросшее боб каре, следующие фото — я срезала длину у лица и начала отращивать)..
  • И да черт опять меня дернул стать рыжей.. краска мне тут не помогла… Отзыв о том как я закрашивала рыжее безобразие тут
  • Потом примерно пол года я не красилась, и когда корни сильно отрасли, а длина была смывшегося рыжего цвета, я снова взяла краску Loreal темного цвета.
  • Весной 2015 я решила добить свое желание и стать рыжей (я вспомнила про хну)
  • Походив рыжей пару месяцев я решила — ХВАТИТ экспериментов с волосами… ага щаззз..я стала закрашивать рыжий красками (сначала Loreal мусс а потом перешла на Estel)
  • Однако на этом эксперименты мои не закончились, я тонировала волосы Тоникой. (делала концы красно-фиолетового без осветления, а потом и все волосы покрасила цветом Бордо — цвет на аватарке )
  • Потом красный надоел и я сделала смывку Тоники — Estel Color Off. За смывкой пошла череда тонирования/окрашивания/осветления — но все это уже исключительно продукцией Estel, и чаще всего, использовались ампулы ХЕК

Предыстория о том как я перешла на Estel кончилась Кто читал — примерно знает что повидали мои волосы.

Сейчас я отращиваю свой цвет (русый без рыжины), и в этом мне помогают корректоры Estel.

Чаще всего мои эксперименты дают о себе знать, и через месяц другой краска смывается и я имею рыжую длину, и темно-русые корни. А чтобы отрастить свой цвет и иметь более менее нормальный вид, надо окрашивать длину в цвет моих корней, что получается не всегда, и я долго подбираю номер краски..

Я не случайно добавила две фотки сразу.

Как думаете сколько времени прошло между этими двумя фотографиями?

— Месяц, два? — ошибаетесь

А как думаете сколько процедур (окрашивание/тонирование/стрижка итп) пережили волосы между этими двумя фотографиями?

— Затрудняетесь с ответом? И правильно

Первая фотка сделана в сентябре 2015, вторая фотка сделана прям перед последним тонированием в мае 2016.

За все это время мои волосы пережили Тонику, смывку, осветление, окрашивание, тонирование, и даже стрижку.

Сразу после стрижки, ноябрь 2015 Фото со вспышкойДва фото выше, это фото моих волос после смывки тоники, потом я несколько раз осветлялась — готовила базу для окрашивания (хотела светлый пепельно русый примерно как 8/1). Я хотела взять чистый цвет 8/0 и в него добавить синий корректор 0/11. Где то вычитала что так будет правильней.. Но потом я взяла краску Estel 8/00 (ошиблась продавщица и дала для седины) И вместо светло пепельно цвета (с добавлением корректоров) я получила теплый русый цвет, темнее ожидаемого… парадокс..

Потом я брала цвет 7/77, но и он не дал желаемых результатов в получении цвета, схожего с моим родным. (не смотря на добавление синего корректора)

Потом у меня в голове пришла идея, а почему бы мне не смешать корректор с оксидантом без краски и нанести на волосы.? Мне ведь нужно лишь скорректировать цвет, а именно убрать рыжину, не меняя цвет волос… (Совсем недавно я узнала, что такой метод вроде называется Цветовая баня)

Итак, эксперимент тонирования корректорами №1:

И так, я предварительно пыталась найти в интернете хоть какую то инфу, о пропорциях, и вообще делает ли так кто то еще. Но не нашла… Была лишь информация о добавлении корректоров в краску, и их использовании как самостоятельный краситель.. (я так понимаю для получения синего, зеленого и тп на осветленных волосах). Мне пришлось экспериментировать вслепую

я взяла примерно 80 гр 3% оксиданта, и добавила грамм 10-15 синего корректора 0/11. Наносила кисточкой, как обычную краску, отступая по возможности от корней. Держала как положено по времени держать краску. Вот что вышло:

На мой взгляд не плохо, и от корней отличия не было, правда местами было слишком темный цвет с синевой или зеленцой, не понятно.. Но это не проблема. Через пару помывок головы, синевы как и не было..

Эксперимент №2:

В этот раз я решила добавить чуть фиолетового корректора (чтобы не было зеленого, на совсем выгоревших прядях)

В этот раз я весь процесс сфотографировала

В этот раз тоже примерно 80гр 3% оксиданта, + 10гр 0/11 + на глаз фиолетового + 1 ампула ХЕК.

Я раньше не знала что сначала надо смешать краску и корректор (или два корректора в моем случае), а потом уже добавлять оксидант..а потом хек

Я сначала смешала оксидант с синим корректором и ХЕКом:

синий корректор 0/11 + оксидант

А потом на глаз добавила фиолетового:

Добавляем фиолетовый 0/66

Перемешала:

Цвет стал чуть отливать фиолетовым

Волосы сразу перед окрашиванием, вечером, ночью, со вспышкой (такой цвет практически всегда на входе):

Краска моя в процессе потемнела, и стала больше фиолетовой:

Наносила кисточкой, держала как обычную краску.

Результат:

Фото сделано на след день после окрашивания (через сутки, в тоже время), пыталась застать тот же угол. Видно что волосы чуть затемнились. Но при этом рыжина не так сильна проявляется. И отличия от корней нет..

Пыталась сфотографировать спереди. чтобы цвет был лучше виден.

Это фото сделано после одного мытья головы (через неск дней после окрашивания) и на солнце.

Как видно разница с самой первой фотографией (которая сделана осенью) заметна, рыжий не такой яркий..

Лично мне нравится такой результат.

Буду и дальше тонировать волосы таким способом.. Только в этот раз попробую губкой.

Всем спасибо кто осилил мой отзыв:)

Все удачных экспериментов!

irecommend.ru>

Тонирование рыжины, цветовая баня, цветовой круг. Корректоры синий и фиолетовый.Отращиваем свой цвет. Дополнение.

Я не профессиональный парикмахер-колорист. Все о чем я напишу было испробовано мной лично и пришла я к этому опытным путем. Спустя некоторое количество неудачных окрашиваний и стрижек я пришла к тому, что стала очень осторожно относится ко всем «мастерам» парикмахерского искусства. И если стричься мне приходится идти к парикмахеру, то эксперименты с цветом я теперь доверяю только себе.

База у меня между 7 и 8.Месяц назад я красилась оттенком 7.71 отзыв на это окрашивание можно посмотреть здесь, цвет подсмылся. Я решила добавить немного пепла.

Прошерстив интернет и почитав отзывы на этом сайте я решила попробовать такой способ окрашивания, а точнее тонирования , как «цветовая баня».

Как я тонировала волосы с помощью «цветовой бани».

Для «цветовой бани» можно использовать любую краску для волос, но я решила воспользоваться корректорами синим 0.11 и фиолетовым 0.66 от Estel. Так как я хотела именно затонировать рыжину, а не менять глубину тона.

Для корректировки оттенков волос стоит пользоваться цветовым кругом. То есть не стоит выбирать краску по цвету в каталоге, а стоит обратить внимание на номер краски. Все оттенки которые указаны в каталоге показывают каким будет цвет на нейтральной базе. Для подбора цвета стоит учитывать и пигмент волоса.

Так вот что нужно знать о нумерации.

Номер краски обычно состоит из 3 цифр.

Первая – глубина тона (от 1 до 10)

Вторая – основной оттенок

Третья – дополнительный оттенок (он обычно составляет 50% от основного)

Натуральный ряд красок обычно состоит из 10 основных цветов:

1.0 черный цвет

2.0 очень темно-коричневый

3.0 темно коричневый

4.0 коричневый

5.0 светло коричневый

6.0 темно русый

7.0 русый

8.0 светло-русый

9.0 очень светлый блондин

10.0 пастельный блондинА вот цифры после точки:

0 – натуральные тона (чаще всего дают зелень на обесцвеченных волосах)

1 – пепельный ряд (сине-фиолетовый пигмент) Синий + желтый=зеленый!

2– матовый ряд (зеленый пигмент)

3 – золотой ряд (желто-оранжевый пигмент)

4 – красный ряд (медный пигмент)

5 – махагоновый ряд (красно-фиолетовый пигмент)

6 – фиолетовый ряд (сине-фиолетовый пигмент)

7 – гавана (красно-коричневый пигмент, натуральная основа)

Если пользоваться цветовым кругом, то для тонирования желтого оттенка волос нужен фиолетовый корректор, а для тонирования оранжевого цвета нужен синий корректор. А если у вас после закрашивания мелированых волос пепельным русым оттенком появляется нежелательнная зеленые, то стоит обратить внимание на краски с красным подтоном, для этого стоит сделать репигментацию, но сейчас не об этом.

На моих волосах больше оранжевого оттенка.Для тонирования я взяла синего чуть больше.

Рекомендуется при глубине тона выше 8 использовать фиолетовый оттенок, а ниже 7- синий.

Для «цветовой бани» я использовала синий +фиолетовый корректор: оксид 3% :шампунь для окрашенных волос. Все в пропорциях 1:1:1.

Вначале смешала корректоры, а затем уже добавила оксид и шампунь.

Наносила на заранее вымытые волосы, немного подсушенные полотенцем, что бы краска не текла. Наносила с помощью губки, кисточкой очень большой расход краски, а губкой отлично наносится, спасибо девочкам, у которых я прочитала про нанесение губкой. После нанесения смеси добавила немного воды на волосы и помассировала хорошенько, что бы все хорошо вспенилось и прокрасилось. По нанесению и поведению на волосах очень похоже на краски-муссы, которые я тоже в свое время довольно часто использовала.

Смесь держала на волосах в течении 10 минут. Не рекомендуется держать более 15 минут.

По истечении времени смыла краску с волос, ополоснула раствором уксуса+вода. ( Делаю это для окончания процесса окрашивания. Так как нет никаких специальных профессиональных средств для завершения окрашивания).

Нанесла на волосы бальзам. И все как обычно. Вот что получилось в результате. Волосы высушены феном. Термозащита эта.

Синий и фиолетовы корректор дают затемнение, будьте к этому готовы. Цвет получился достаточно близкий к первоначальному окрашиванию, только более пепельный.

Волосы после краски не стали выглядеть хуже чем они были.

Спустя 2 недели после тонирования с помощью «цветовой бани» цвет выглядит таким образом.

Рекомендую способ тонирования волос «цветовая баня».

  • это быстро. 10 минут в сравнении с 30 при обычном окрашивании.
  • это экономично. Красителя и оксида у меня ушло в 2 раза меньше, чем при обычном окрашивнии.
  • легко наносить смесь на волосы и равномерно окрашивать. Если вы до сих пор используете краски-муссы из масс-маркета, потому что у вас не получается красить волосы самостоятельно кисточкой. Стоит задуматься.
  • свой цвет закрашивается, но по мере смывания краски не желтит. То есть, можно преспокойно не боясь ходить с полосатой головой, отращивать свой природный цвет.
  • как любая краска портит волосы. У меня они начинают сечься на кончиках, конечно не сильно, благодаря всяческим ухищрениям типа Воска для кончиков волос, но все же сечение имеет место быть и избавиться от него можно только с помощью ножниц.

Корректоры 0.66 и 0.11 от Estel я рекомендую к использованию, так как они дают достаточно хороший эффект. Можно скорректировать оттенок краски для волос, а так же использовать их соло. Но нужно быть более осторожными со временем выдержки, дабы не стать синей, фиолетовой или зеленой, если конечно, это не является вашей конечной целью.

Стойкость у них примерно такая же как и у обычной краски, т.е. со временем цвет станет тусклее.

Дополнение

Небольшое дополнение. Уже около полугода отращиваю свой цвет. Поэтому сейчас тонирую ранее окрашенную длину с периодичностью раз в 2-2,5 месяца. Пыталась сделать фото при разном освещении, что бы показать разницу цвета между отросшими и окрашенными волосами. Концы волос не пересушенные. Но в большей степени это заслуга ножниц парикмахера, а не краски. Пробовала тонировать волосы с помощью оттеночного бальзама Тоника. ради эксперимента. После него волосы более убитые, чем после краски. Хотя желтизна-рыжина так же затонировалась.

Некоторые фото взяты из другого моего отзыва про шампунь. Волосы высохли естественным путем, без укладки.

На первом фото дневной свет от окна. Кончики более светлые. Сильного перехода нет. Выглядит как выгоревшие после лета волосы. Но на самом деле из волос просто вымывается пигмент от химической краски. Кончики стали более желтые. При тонировании использовала больше фиолетового корректора, синий как дополнение.

Второе фото. Свет от окна на улице солнышко.

Третье фото вспышка. Вообще не видно разницы между отросшими волосами и окрашенными.

В общем, тонирование рыжины описанным выше способом, имеет место быть. Я рекомендую его девушкам с похожей на мою проблемой. Но настоятельно прошу. Очень аккуратно следите за временем, а еще лучше поэкспериментируйте на одной прядке.

Другие мои отзывы:

Окрашивание шатуш

Крем для кожи вокруг глаз с разбором состава

краске для бровей и ресниц Estel Professional ONLY looks

как смыть неудачное окрашивание

неудачный опыт окрашивания шатуш

краска мусс

не плохая краска из масс-маркета

irecommend.ru>

Создаем супер популярный в этом сезоне оттенок «графит», или привет алюминиевая кастрюля ))

Мода вообще вещь странная. Как то лет 6 назад случайно передержав тонировку на волосах получила оттенок серого цвета. У меня был практически шок, не знала, чем бы поскорее всё это вымыть с волос. Кто же знал тогда, что спустя время вопрос «как добиться такого цвета?» будет одним из самых популярных в группах посвященным уходу за волосами.

Я давненько ношу блонд. Просто время от времени эксперементирую с оттенками. Вот насмотревшись пабликов решила воссоздать и этот столько модный и популярный нынче цвет «алюминиевой кастрюли» у себя на волосах. Для мне понадобилась краска Estel Delux 10.1, и конечно же корректор 0/G графит. Пропорции — тюбик краски, и половина тюбика корректора, оксид 1,5%. Количество корректора может варьироваться исходя из желаемой насыщенности оттенка. У меня получился очень насыщенный стальной серый цвет.

Красила сестру (добавляли где то 1/4 тюбика корректора) — получился очень нежный, серебристо — сероватый оттенок., хотя база изначчально у нее была примерно на 2 тона темнее моей, с ярко выраженной желтизной.

Что касается стойкости — я думаю процесс вымывания неизбежен, в общем то любой корректор вымывается довольно быстро. Но для меня это даже плюс, так как планирую вернуться к исходнику) После 3 помывок оттенок выглядит так:

Мне даже больше нравится, чем изначально)

После 6 помывок:

В общем, если хотите поэксперементировать — это то, что нужно!

irecommend.ru>

Убирает желтый оттенок волос, без покраски, с помощью корректора Estel 0/G Графит

Здравствуйте,девочки!

У меня средне русый цвет волос,как и любой цвет через какое то время начинает проявляться желтый пигмент. Попробуем убрать желтизну с корректора Estel 0/G Графит. Будем делать коррекцию цвета а именно,цветовую баню.

Вот исходный цвет волос:

Вот что нам понадобится: 30гр.корректора+30гр.оксигента(3%)+30 гр.шампунь:

Всё смешиваем и наносим на 15 мин., смываем.

Вот что получилось:

Разница видна,цвет стал мягче.

Корреектор мне понравился,его можно добавлять в краску и использовать самостоятельно, хорошо питает волосы,как после полноценной окраски. Использую его всегда, с разными цветами волос,главное не переборщить с корректором и наносить равномерно,вспенивая,что бы цвет был однородный. Если использовать оксигент 6%,то цвет получится посветлее.

irecommend.ru>

0/66 и 0/00N

Замечательная нужная штука.

Крашусь сама, пользуюсь двумя: фиолетовым и нейтральным.

Коробочки и тюбики такие же, как у красок Estel. (у меня всё из серии Essex)

1) 0/66 — для тонирования.

 В салонах меня ни разу не тонировали одним цветом, всегда смешивали несколько. Я смешивать не умею, так что купила корректор 0/66. Это фиолетовый цвет. Волосы у меня осветляются пудрой до очень светлого желтого цвета. Выдавливаю колбаску из тюбика длиной 2 см и добавляю в свою краску estel essex 9.1. и 10.1

Фиолетовый гасит лишний желтый на корнях, и цвет после краски получается равномернее.

Перед тем, как нестись за цветным корректором, изучите матчасть — какой цвет для чего нужен и сколько, и вообще колористику неплохо глянуть.

2) 0/00N — нейтральный.

 Пользуюсь два раза в месяц.

Делаю известную эстелевскую «SPA- процедуру».

Для блондинок: 0/00N + 1-2 ампулы ХЭК, нанести на волосы, отступая от корней 10-15 см, оставить на 50 минут, смыть водой, нанести маску. Делать не чаще 1-2 раз в месяц.  Для неблондинок не знаю.

Это бесцветный крем, без аммиака. Восстанавливает волосы, заполняя «пустоты» в волосах, тем самым выравнивает структуру.

Запах сначала приятный, особенно с витаминкой, к концу сеанса пахнет уже химией. И на волосах какое-то время остается. Чем-то отдаленно напоминает смывку color off, еле уловимо.

Волосы после применения гладкие, тяжелые, жесткие, пышные, рассыпчатые, вообще крутые, почти как здоровые. И офигенски блестят! И через 2-3 мытья блеск тоже остается!

Я беру только половину тюбика, потому что целого мне много (волосы чуть ниже плеч, концы рваные), консистенция достаточно жидкая, кремовая, хорошо наносится.

Вторую половинку допинываю через время.

Стоит как краска, 120 рэ. Пять звезд, очень рада, что про него узнала.

А, еще забыла! Девушкам, которые расчесывают мокрые волосы расческой, 0/00N поможет оставить эту порочную привычку. Я, когда сушусь, расчесываю волосы пальцами, и рука застревает в волосах. Думаю, расческой тут вообще не продрать. Мокрые волосы очень жесткие, НЕ СУХИЕ, а именно жесткие. Когда высыхают, становятся уже хорошими эластичными.

все про мои волосы

irecommend.ru>

Кратко о корректорах, для чего они нужны, как применить, как смешать. Цветовая баня. Разбор ошибок.

Добрый день!

Изначально с корректорами я познакомилась года 2 назад, но это все было на теории. На практике же использовала в глазировании волос и в коррекции цвета (во время окрашивания).

Давайте разберемся, что такое корректоры и для чего они нам нужны (или не нужны?).

Я думаю, у каждой были случаи, когда после окрашивании что-то было «не то» с цветом волос. Либо присутствовал нежелательный оттенок или вовсе цвет волос получился тусклым, вот тут нам и помогут корректоры.

Корректоры, они же микстоны, предназначены для нейтрализации нежелательного оттенка или усиления желаемого оттенка при окрашивании волос.

Оттенки корректоров (у разных производителей различная нумерация, напр.,001 или 011, или латинскими буквами):

0 — нейтральный

1 — синий

2 — зеленый (перламутровый)

3 — желтый

4 — оранжевый

5 — красный

6 — фиолетовый

7 — коричневый

Так же у некоторых производителей имеются дополнительные корректоры, например, в Эстель есть корректор Графит (G).

Существует три вида коррекции цвета – нейтрализация, усиление и цветовая баня, причем 2 первых способа можно использовать на любом уровне глубины тона, а цветовую баню только на осветленную базу (хотя это спорное мнение).

При нейтрализации цвета в краску добавляется корректор, который направлен на нейтрализацию нежелательного пигмента. Это очень хорошо видно на цветовом круге.

 Первичные цвета: синий, желтый и красный (именно из них можно получить любой оттенок). Путем смешения этих цветов появляются вторичные: зеленый, оранжевый, фиолетовый. Напротив красного цвета находится зеленый, напротив желтого — фиолетовый, напротив синего — оранжевый. Именно эти пары цветов «гасят» друг друга.

Разумеется, если имеется медно-красный оттенок (третичный, получаемый при смешивании вторичных) на волосах надо будет добавить синий и зеленый корректоры, и т.д.

Для получения насыщенного цвета просто добавляем нужный корректор и все!

Все корректоры добавляются в сантиметрах (1 см. = 2 г.). Для расчета вычитают из 10 свой УГТ. Так для брюнеток 2-1 уровня нужно будет добавить 8-9 см. корректора, соответственно для более светлых волос понадобится меньшее количество корректора.

О нейтрализации я писала в этом отзыве, где я вывела формулу, но по своей тупости не последовала ей.

Поэтому сейчас для коррекции цвета моих волос можно использовать 2 способа:

  1. 00N + 011 + 066 + оксид/активатор
  2. 011 + 066 + оксид + шампунь (та же цветовая баня)

Исходная база:

Вот второй способ я и использую (мы не ищем легких путей да и хочется попрактиковаться уже).

Цветовая баня — отличный способ для репигментации, усиление тона. Наносить смесь на влажные волосы надо поролоновой губкой, но можно и кисточкой. Держать не больше 15 минут, т.к. процедура может сильно затемнить ваши волосы.

Сейчас я предпочитаю иметь дело с Эстель, вот мои помощники:

Итак, смешиваем наши составляющие, наносим на волосы это красивую массу.

А теперь внимание! Смесь кисточкой лучше не наносить — это неэкономно, у меня все ушло на кончики, и я впопыхах делала новую порцию, распределяла уже руками, да к тому же еще и передержала. Итог — неравномерное распределение красителя и легкое затемнение тона. Не знаю плакать или смеяться, вот результат:

Нет, я люблю креатив, но только тогда, когда он эстетичен. Пришлось смывать масляными масками и шампунем глубокой очистки и переделывать. На этот раз делала только синим корректором и шампунем на мокрые волосы, не влажные, а именно мокрые. Краситель распределяла не кисточкой, а губкой (как бы вбивая в волосы). Я поняла всю прелесть нанесения губкой — создается большое пенообразование, очень легко распределяется по волосам без проплешин и экономично (именно то, о чем я и читала в учебниках). На волосах держала около 5-ти минут.

Та-дам! Вот результат:

Наконец! Наконец у меня получился нужный оттенок, и я освоила новую технику тонирования на практике! Как видите, волосы относительно в хорошем состоянии, из ухода была только несмывашка от Лонда.

Не бойтесь экспериментировать, но не забывайте, что делать это надо с умом!))

Все фотографии, коллажи сделаны и обработаны лично мной в программе Photoshop.

irecommend.ru>

Часть 17. КОРРЕКТОРЫ Estel Essex

Похожие статьи

Estel Professional Princess Essex Correct Mix tone — Корректор (микстон), 60мл

Estel Professional Princess Essex Correct Mix tone — Корректор (микстон), 60мл — Используется для создания новых оттенков на базе существующей палитры.

Способ Применения: ТОЛЬКО ДЛЯ ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ИСПОЛЬЗОВАНИЯ

Применяется для рассветления. Cмешивается с оксигентом ESSEX 3%, 6%, 9% в соотношении 1:1. Осветляющая способность крема зависит от выбранного оксигента. Является основой для получения новых индивидуальных оттенков при смешивании с цветными корректорами в произвольном соотношении.
Применяется для рассветления оттенков по световому ряду. Рекомендуемое количество корректора: Х/Х (Х/ХХ) (30 г) + 0/00А (1-10 г) + оксигент ESSEX. При расчете оксигента количество корректора учитывается.
Добавляется в обесцвечивающую пудру ESSEX Super Blond Plus для получения кремообразной консистенции и небольшого увеличения времени осветления: пудра ESSEX Super Blond Plus (30 г) + 0/00А (15 г) + оксигент ESSEX 3%, 6% (75 г).

0/00N — /Нейтральный/ бесцветный безаммиачный крем.
Применяется для получения промежуточных оттенков по цветовому ряду. При смешивании с цветными корректорами используется для пастельного тонирования обесцвеченных или мелированных волос.
Бережно воздействует на обесцвеченные волосы.

0/66, 0/55, 0/44, 0/33, 0/22, 0/11 — цветные корректоры.
С помощью цветных корректоров можно усилить яркость, интенсивность цвета, или нейтрализовать нежелательный цветовой нюанс.

РЕКОМЕНДУЕМЫЕ КОЛИЧЕСТВА КОРРЕКТОРОВ:
1 г = 2 см на 30 г крем-краски Estel Essex (оттенки основной палитры):
10/X — 2 см, 9/X — 3 см, 8/X — 4 см, 7/X — 5 см, 6/X — 6 см, 5/X — 7 см, 4/X — 8 см, 3/X — 9 см, 1/X — 10 см
На 30 г крем-краски Estel Essex S-OS (Супер-осветляющая серия) — 1 см
Для нейтрализации цветового нюанса или уплотнения цвета количество оксигента на корректор не рассчитывается.
Для усиления яркости цвета количество оксигента на количество корректора рассчитывается.
Рекомендуемое количество корректора: Х/Х (Х/ХХ) (30 г) + 0/ХХ (1-10 г) + оксигент ESSEX.
В случае использования корректора как самостоятельного красителя на осветленной базе, выбранный цвет смешивается с оксигентом ESSEX 3% в пропорции 1:1 или с активатором ESSEX 1,5% в пропорции 1:2.

 

  • Миктон 0/00А — Аммиачный
  • Миктон 0/00N — Нейтральный
  • Миктон 0/11 — Синий
  • Миктон 0/22 — Зеленый
  • Миктон 0/33 — Желтый
  • Миктон 0/44 — Оранжевый
  • Миктон 0/55 — Красный
  • Миктон 0/66 — Фиолетовый
  • Миктон 0/77 — Коричневый

Крем-краска для волос Estel Princess Essex Correct Mix Tone (Корректоры Микстон)

Объём: 60мл
Производство: Россия

0/00А — /Аммиачный/ бесцветный крем. 
Применяется для осветления. Cмешивается с оксигентом ESSEX 3%, 6%, 9% в соотношении 1:1. Осветляющая способность крема зависит от выбранного оксигента. 
Является основой для получения новых индивидуальных оттенков при смешивании с цветными корректорами в произвольном соотношении. 
Применяется для рассветления оттенков по световому ряду. 

Рекомендуемое количество корректора: Х/Х (Х/ХХ) (30 г) + 0/00А (1-10 г) + оксигент ESSEX. При расчете оксигента количество корректора учитывается. 
Добавляется в обесцвечивающую пудру ESSEX Super Blond Plus для получения кремообразной консистенции и небольшого увеличения времени осветления: пудра ESSEX Super Blond Plus (30 г) + 0/00А (15 г) + оксигент ESSEX 3%, 6% (75 г). 

0/00N — /Нейтральный/ бесцветный безаммиачный крем. 
Применяется для получения промежуточных оттенков по цветовому ряду. При смешивании с цветными корректорами используется для пастельного тонирования обесцвеченных или мелированных волос. 
Бережно воздействует на обесцвеченные волосы. 

0/66, 0/55, 0/44, 0/33, 0/22, 0/11 — цветные корректоры. 
С помощью цветных корректоров можно усилить яркость, интенсивность цвета, или нейтрализовать нежелательный цветовой нюанс. 

РЕКОМЕНДУЕМЫЕ КОЛИЧЕСТВА КОРРЕКТОРОВ: 

На 30 г крем-краски (оттенки основной палитры): 
10/X — 2 см, 9/X — 3 см, 8/X — 4 см, 7/X — 5 см, 6/X — 6 см, 5/X — 7 см, 4/X — 8 см, 3/X — 9 см, 1/X — 10 см 

На 30 г крем-краски S-OS — 1 см 
Для нейтрализации цветового нюанса или уплотнения цвета количество оксигента на корректор не рассчитывается. 
Для усиления яркости цвета количество оксигента на количество корректора рассчитывается. 
Рекомендуемое количество корректора: Х/Х (Х/ХХ) (30 г) + 0/ХХ (1-10 г) + оксигент ESSEX. 

В случае использования корректора как самостоятельного красителя на осветленной базе, выбранный цвет смешивается с оксигентом ESSEX 3% в пропорции 1:1 или с активатором ESSEX 1,5% в пропорции 1:2.

сведения о средстве, ассортимент, использование

Корректор «Эстель», как и аналогичные продукты иных производителей, предназначен для изменения насыщенности цвета краски для волос. Без него не обойтись, когда требуется избавиться от нежелательного оттенка. Это средство пользуется особой популярностью у любителей создания необычных и сложных оттенков. Корректоры (микстоны) применяют только в сочетании с красками, самостоятельно они не используются.

О продукте

Корректор для волос марки «Эстель» нравится многим парикмахерам, так как благодаря ему они отлично справляются с задачей создания требуемого оттенка. Впечатляет предлагаемый производителем ассортимент цветов. Ещё одним преимуществом является вполне доступная стоимость продукции.

Линия ESSEX Correct

В этой серии представлены цветные и бесцветные корректоры.

  • Аммиачные цветные микстоны. Целью применения их является усиление интенсивности цвета краски на волосах, они убирают ненужную желтизну, зеленый оттенок, рыжий и иные. Корректор «Эстель» нужно смешать с краской в равных пропорциях, нанести на сухие волосы и оставить на 35 минут, после чего смесь необходимо смыть теплой водой. Если микстон используется в качестве самостоятельного красящего вещества, то выбранный тон смешивается с окислителем (3%) в равных пропорциях. Такое окрашивание можно производить на предварительно осветленные волосы.
  • 2.0/00N является нейтральным бесцветным кремом. Он применяется, когда требуется создать промежуточный оттенок. Если необходимо затонировать мелированные волосы, тогда используется смесь нейтрального корректора с цветным. Часто применяется для работы с обесцвеченными прядями.
  • 1.0/00А является аммиачным бесцветным корректором, который незаменим при осветлении волос. Его используют вместе с оксигеном нужного процента, смешивая в одинаковых количествах.

Дополнительные возможности

Существует еще один интересный вариант применения такого средства, как корректор «Эстель». Отзывы девушек отмечают, что его можно применять в качестве средства для ламинирования волос. Для этого используется 0/00N, обладающий консистенцией крема. В его составе отсутствует аммиак и пигмент, но присутствуют полезные питательные вещества, витамины и силикон. А основной функцией является закрытие чешуек, что делает волосы менее восприимчивыми к внешним раздражителям и снижает их ломкость. Для того чтобы сделать смесь, необходимо смешать в равных пропорциях корректор «Эстель» и оксиген 1,5%, добавить ампулу хромоэнергетического комплекса этого же производителя. После того как все ингридиенты будут тщательно перемешаны, масса наносится на всю шевелюру и выдерживается в течение 35 минут, после чего смывается. В результате волосы становятся блестящими, крепкими и здоровыми.

Прогресс не стоит на месте, в том числе и в мире парикмахерского искусства. Появляются новые красящие составы, меняются техники окрашивания. Именно для получения желаемого результата и появился корректор «Эстель». С этим продуктом любят работать многие профессионалы из-за неизменно хороших результатов при вполне демократичных ценах на продукцию.

Политика Техаса — Жестокое и необычное наказание —

Когда в 1972 году заключенный Дэвид Руис подал в суд на директора Техасского департамента исправительных учреждений (TDC) Уильяма Дж. Эстель из-за опасных и унижающих достоинство условий жизни и работы, он положил начало многолетнему процессу кардинальных изменений, если не прямым преобразование — в тюремной системе Техаса.

В своем коллективном иске — самом длительном судебном процессе заключенных в истории США* — Руиз заявил, что управление тюрьмами со стороны TDC представляет собой «жестокое и необычное наказание», запрещенное 8-й поправкой к Закону США.С. Конституция. В частности, Руис упомянул несколько проблем с тюремной системой штата:

  • Переполненность – особенно размещение двух и даже трех заключенных в камерах, предназначенных для одного заключенного
  • Недостаточная безопасность — утверждается, что это результат слишком малого количества охранников, что иногда приводило к передаче надзора за целыми секциями тюрем сокамерникам (известным как «строительные тендеры»), которые помогали охранникам
  • Неадекватное здравоохранение — недостаточное количество профессионального медицинского персонала для количества заключенных, использование непрофессионального персонала для оказания профессиональной медицинской помощи и ограниченная терапия психиатрических больных
  • Небезопасные условия труда – пребывание заключенных в небезопасных условиях и слабое соблюдение правил техники безопасности
  • Жесткие и произвольные дисциплинарные процедуры

После восьми лет досудебного разбирательства дело Ruiz v.Эстель наконец предстала перед судом. Сам судебный процесс был длительным — 129 дней, — в течение которых государство оспаривало все претензии истцов. В конце концов Окружной суд США в Тайлере, штат Техас, вынес решение в пользу истцов, сославшись на многочисленные случаи жестокого обращения, институционализированного пренебрежения и неадекватных ресурсов и помещений. Как следствие, судья федерального округа Уильям Уэйн Джастис приказал радикально изменить тюремную систему штата.

Это постановление отменило доктрину «невмешательства», которую федеральные суды применяли к жалобам на условия содержания в тюрьмах штатов.Штат Техас продолжал оспаривать решение суда посредством дальнейших апелляций, что привело к отмене некоторых частей решения 1980 года, но оставило в силе другие ключевые части.

Решающее значение для урегулирования апелляций имело соглашение о том, что штат ограничит количество заключенных до 95 процентов от вместимости тюрьмы, отделит закоренелых преступников от других заключенных, наймет больше охранников и улучшит медицинское обслуживание. Чтобы обеспечить соответствие требованиям государства, судья Джастис осуществлял строгий надзор за тюремной системой до 1994 года, после чего он осуществлял более ограниченный надзор до 2003 года.

Реакция штата на постановление Руиса менялась с течением времени, поскольку чиновники сначала пробовали относительно простые (и недорогие) решения, которые в конечном итоге потерпели неудачу. В штате, известном своей враждебностью как к государственным расходам, так и к правам заключенных, первой реакцией было сокращение существующего количества заключенных в тюрьмах штата при одновременном строгом ограничении числа новых заключенных, переводимых из окружных и муниципальных тюрем.

Сокращение существующей популяции осуществлялось за счет досрочного освобождения за хорошее поведение либо условно-досрочным освобождением (отбывание оставшегося срока в общине под надзором), либо испытательным сроком (отсрочкой исполнения приговора, но оставаясь под надзором суда).

Возможно, программы досрочного освобождения зашли слишком далеко: осужденные преступники отбывали лишь небольшую часть своего срока. В результате резко вырос рецидивизм (скорость, с которой осужденные преступники возвращаются к преступной деятельности), в результате чего общественность и выборные должностные лица требовали, чтобы осужденные отбывали большую часть своих сроков. Тем временем война с наркотиками, начатая при администрации Рейгана, была принята на уровне штата в Техасе, что привело к увеличению сроков тюремного заключения и сокращению возможностей условно-досрочного освобождения.

Тем временем округа и муниципалитеты, раздраженные дополнительным финансовым давлением, вызванным государственной практикой, успешно подали в суд на государство с требованием компенсации десятков миллионов долларов, потраченных на содержание заключенных, которых обычно переводят в тюрьму штата.

Быстро растущее население штата означает, что даже если уровень преступности останется прежним, тюремной системе Техаса потребуется гораздо больше вместимости. Итак, к концу 1980-х государство приступило к масштабной программе строительства тюрем.Во время суда над Руисом в штате было всего восемнадцать тюрем, в которых содержалось примерно 25 000 заключенных. В конце 1980-х — начале 1990-х государство построило еще восемьдесят девять блоков различных размеров и типов для размещения более 140 000 заключенных. В течение последнего десятилетия продолжали вводиться в строй новые блоки для размещения заключенных штата, численность которых стабилизировалась на уровне примерно 142 000 человек.

Эстель против Гэмбла | Краткое изложение дела для юридической школы

Правило:

Умышленное безразличие к серьезным медицинским потребностям заключенных представляет собой ненужное и бессмысленное причинение боли, запрещенное U.С. Конст. исправлять. VIII. Это верно независимо от того, проявляют ли безразличие тюремные врачи в их реакции на нужды заключенного или тюремные охранники в намеренном отказе или задержке доступа к медицинской помощи или намеренном вмешательстве в назначенное лечение. Независимо от того, насколько доказано, преднамеренное безразличие к серьезному заболеванию или травме заключенного является поводом для иска в соответствии с 42 USCS. § 1983.

Факты:

Респондент Дж. В. Гэмбл, заключенный Департамента исправительных учреждений штата Техас, получил ранение 11 ноября 2018 года.9 сентября 1973 года во время выполнения тюремной работы. 11 февраля 1974 г. он подал иск о гражданских правах в федеральный окружной суд в соответствии с 42 USCS. § 1983 , против заявителей, У. Дж. Эстель-младшего, директора Департамента исправительных учреждений, Х. Х. Мужей, начальника тюрьмы, и доктора Ральфа Грея, медицинского директора Департамента и главного врача тюремной больницы. Гэмбл утверждал, что он подвергся жестокому и необычному наказанию в нарушение Восьмой поправки за неадекватное лечение травмы, полученной им во время работы в тюрьме.Районный суд, sua sponte , отклонил жалобу за неспособность заявить требование, по которому может быть предоставлена ​​помощь. Апелляционный суд отменил и вернул жалобу с указанием восстановить жалобу. Верховный суд Соединенных Штатов предоставил certiorari.

Выпуск:

Достаточно ли в жалобе Гэмбла изложена претензия, по которой может быть предоставлена ​​помощь?

Ответ:

Заключение:

Согласно Верховному суду Соединенных Штатов, общее правило заключалось в том, что преднамеренное безразличие к серьезным медицинским потребностям заключенного представляло собой жестокое и необычное наказание в соответствии с Восьмой поправкой и давало основание для иска по гражданским правам согласно 42 U.С.К.С. § от 1983 г., независимо от того, проявилось ли равнодушие со стороны тюремных врачей в их реакции на нужды заключенного или со стороны тюремных охранников, умышленно отказавших или задержавших доступ к медицинской помощи или умышленно вмешавшихся в назначенное лечение. Однако в деле в баре жалоба Гэмбла на истцов не предполагает такого безразличия, утверждения показывают, что Грей и другой медицинский персонал видели ответчика 17 раз в течение 3-месячного периода и лечили его травму и другие проблемы.

Доступ к полному тексту дела

Руммель против Эстель — Трехкратный проигравший, жестокий и необычный?

Заявитель

Уильям Джеймс Раммель

Респондент

Эстель, директор исправительного учреждения штата Техас

Претензия истца

Статья 63 Уголовного кодекса штата Техас, согласно которой лицо, осужденное за три тяжких преступления, должно быть приговорено к пожизненному заключению как преступник-рецидивист, нарушила защиту Восьмой и Четырнадцатой поправок от жестокого и необычного наказания.

Главный юрист заявителя

Скотт Дж. Атлас

Главный юрист ответчика

Дуглас М. Беккер

Судьи для суда

Гарри А. Блэкман, Уоррен Э. Бургер, Уильям Х. Ренквист (письмо для суда), Поттер Стюарт, Байрон Р. Уайт

Несогласие судей

Уильям Дж. Бреннан-младший, Тергуд Маршалл, Льюис Ф. Пауэлл-младший, Джон Пол Стивенс

Место

Вашингтон, округ Колумбия

Дата решения

18 марта 1980 г.

Решение

Поддержал штат Техас и подтвердил мнение США.S. Апелляционный суд пятого округа, установив, что статья 63 Уголовного кодекса Техаса не нарушает конституционных запретов на жестокое и необычное наказание преступников.

Значение

Установлено, что суровое наказание для рецидивистов не является нарушением защиты от жестокого и необычного наказания.

Связанные случаи

  • Weems против Соединенных Штатов, 217 U.S. 367 (1910).
  • Грэм против.Западная Вирджиния, 224 США 616 (1912).
  • Солем против Хелма, 463 США 277 (1983).
  • Хармелин против Мичигана, 501 США 294 (1991).

Источники

Энциклопедия американского права Уэста, Vol. 7. Миннеаполис, Миннесота: West Publishing, 1998.

.

Дополнительная литература

  • Бискупик, Джоан и старейшина Витт, ред. Путеводитель по Верховному суду США. Вашингтон, округ Колумбия: Ежеквартальное издание Конгресса, Inc., 1997.

Грязная тридцать: 30-летие американской исправительной корпорации нечего праздновать

Corrections Corporation of America (CCA), старейшая и крупнейшая в стране коммерческая частная тюремная корпорация, в 2013 году отмечает свое 30-летие серией празднований дня рождения в своих учреждениях по всей стране.

За последние 30 лет CCA выиграла от резкого увеличения количества заключенных и заключенных под стражу в Соединенных Штатах.С момента основания компании в 1983 году количество заключенных увеличилось более чем на 500 процентов и составило более 2,2 миллиона человек.[1] Между тем, количество людей, содержащихся в иммиграционных центрах содержания под стражей, увеличилось со среднего дневного населения в 131 человек до более чем 32 000 человек в любой день.[2]

CCA получал прибыль, а иногда и способствовал расширению политики жесткой борьбы с преступностью и антииммигрантов, которая привела к расширению тюрем. В настоящее время многомиллиардная корпорация CCA управляет более чем 65 исправительными учреждениями и местами содержания под стражей вместимостью более 90 000 коек в 19 штатах и ​​​​округе Колумбия.[3] Выручка компании в 2012 году превысила 1,7 миллиарда долларов.[4]

Несмотря на то, что компания превратилась в многомиллиардную корпорацию, она также стала чрезвычайно противоречивой, поскольку ее история отмечена жестоким обращением с заключенными, низкой заработной платой и льготами для сотрудников, скандалами, побегами, беспорядками и судебными процессами. Религиозные конфессии, группы по защите гражданских прав, организации, занимающиеся реформой уголовного правосудия, и защитники прав иммигрантов неоднократно заявляли, что добавление мотива получения прибыли к тюрьмам и системам содержания под стражей иммигрантов создает порочные стимулы для поддержания высокого уровня лишения свободы.

В ознаменование знаменательной годовщины компании организация Grassroots Leadership и кампания Public Safety and Justice Campaign попытались подчеркнуть, почему нечего праздновать 30 лет коммерческого лишения свободы. В этом отчете освещаются лишь некоторые из постыдных инцидентов, выпавших на долю истории CCA.

Помимо раскрытия заметных скандалов и нарушений, имевших место за последние три десятилетия деятельности компании, в этом отчете отмечены несколько других ключевых областей, в которых CCA оставила сомнительное наследие.Решительные усилия CCA по максимизации прибыли, от противоречивых экономических и политических связей до сокращения операционных расходов и угнетающей трудовой практики, служат только для демонстрации фундаментальных причин, по которым коммерческая тюремная индустрия расходится с целями сокращения числа заключенных и повышения стандартов исправительных учреждений. .

В этом отчете освещается всего 30 инцидентов в истории компании, но он мог бы быть гораздо более обширным. Мы надеемся, что он поможет критически взглянуть на роль коммерческих тюремных фирм в уголовном правосудии и иммиграционной политике и послужит отправной точкой для членов сообщества и организаций, стремящихся узнать больше о коммерческой индустрии частных тюрем.

Благодарности

Этот отчет был составлен для массового лидерства и кампании общественной безопасности и справедливости:

  • Холли Кирби
  • Боб Либал
  • Пайпер Мэдисон
  • Джулия Моррис
  • Кимберли Куонг Чарльз

Большое спасибо всем, кто помогал нам в составлении этого отчета. В частности благодаря:

Алекс Фридманн из Центра защиты прав человека и частного исправительного учреждения, Стивен Натан, Кэтрин Каннингем и Кристофер Петрелла.

1. Благоприятное начало: «Так же, как продажа гамбургеров», CCA открывает первый центр содержания под стражей в Хьюстоне, штат Техас

При поддержке венчурного капиталиста Джека Мэсси, который помогал финансировать Kentucky Fried Chicken and Hospital Corporation of America, Corrections Corporation of America была основана в январе 1983 года, когда соучредители Том Бизли, Т. Дон Хатто и доктор Крэнтс подали документы на регистрацию компании. . По словам Бизли, компания была основана на том принципе, что тюрьмы можно было продавать «точно так же, как вы продавали автомобили, недвижимость или гамбургеры.

Бизли был политически связанным бывшим главой Республиканской партии Теннесси, а Крэнтс был юристом и бизнесменом из Нэшвилла. Хатто, единственный основатель с опытом работы в исправительных учреждениях и бывший директор тюрьмы в Арканзасе, в то время был директором исправительных учреждений штата Вирджиния и президентом Американской ассоциации исправительных учреждений. [1]

Руководство Хатто как начальника исправительного учреждения было далеко не радужным. Под руководством Хатто в Арканзасе Верховный суд написал: «Администраторы тюремной системы Арканзаса, очевидно, пытались управлять своими тюрьмами с целью получения прибыли…. Ферма Cummins, учреждение, оказавшееся в центре этого судебного процесса, потребовала, чтобы 1000 ее обитателей работали в поле по 10 часов в день, шесть дней в неделю, используя инструменты, запряженные мулами, и вручную возделывая урожай. … Иногда заключенным приходилось бегать на поля и обратно, а охранник вел их на автомобиле или верхом на лошади. … Работали в любую погоду, лишь бы температура была выше нуля, иногда в неподходящей легкой одежде или без обуви». [2]

Несмотря на небольшой опыт или рекомендации, в ноябре 1983 года компания получила свой первый контракт на управление центром содержания иммигрантов в Хьюстоне по контракту со Службой иммиграции и натурализации (INS).

Согласно видеоинтервью на веб-сайте CCA, хихикающий Хатто описывает, как он поспешно нашел, арендовал и предоставил персонал для первого объекта, которым стал переоборудованный мотель «Олимпик» в Хьюстоне. Он описывает, как нанял семью бывшего владельца отеля в качестве сотрудников и сам снимал отпечатки пальцев у незарегистрированных заключенных. Из этого благоприятного начала выросла многомиллиардная индустрия частных тюрем.

2. «Новаторский» пример приватизации тюрем: нищета и насилие в исправительном учреждении на озере Эри

Первая государственная тюрьма в стране, проданная частной компании, Корпорация исправительных учреждений Америки приобрела исправительное учреждение Лейк-Эри за 72 доллара.7 миллионов из Огайо в конце 2011 года широко приветствовались как «новаторский» шаг, который проложит путь другим штатам, стремящимся сократить расходы. Ажиотаж по поводу этой сделки быстро испарился, когда всего через год после того, как CCA контролировала учреждение, государственные проверки выявили бесхозяйственность персонала, широко распространенное насилие, задержки в лечении и «неприемлемые условия жизни», включая отсутствие доступа к туалетам, с заключенными. вынуждены испражняться в пластиковые контейнеры и пакеты. Среди многочисленных проблем, связанных с медицинским обеспечением, в ходе аудита было подробно описано, как персонал не соблюдал надлежащих процедур в отношении хронически больных заключенных, в том числе с диабетом и СПИДом, визиты к врачу серьезно задерживались, а заключенных часто размещали на трех койках или заставляли спать на матрасах в камере. этажей.В результате нарушений штат оштрафовал CCA почти на 500 000 долларов.

Вместо того, чтобы способствовать росту местной экономики, захват объекта CCA привел к резкому росту преступности в городе Конно, штат Огайо, с арестами нескольких человек, пытавшихся провезти контрабанду в озеро Эри в январе 2013 года. [3] Согласно городским данным о преступности, в этом году офицеры ответили на почти в четыре раза больше вызовов, связанных с тюрьмами, чем за все предыдущие пять лет вместе взятые.[4] Член совета Конно Нил Ларуш выразил обеспокоенность по поводу нехватки у города финансов для решения проблемы преступности, комментируя: «Мы понимаем, что сейчас это частная организация, и что она является коммерческой, но ничто не может произойти за счет безопасности и защиты наших граждан. С финансами города в том виде, в каком они сейчас, я не могу нанять еще 20 человек в штат полиции».

После покупки озера Эри CCA разослала письма в 48 штатов, объявив о приобретении учреждения ярким примером преимуществ продажи государственных тюрем частному бизнесу.В письме говорится: «Мы хотим развить этот успех и предоставить нашим нынешним или потенциальным партнерам из правительства доступ к той же возможности».[5]

После ужасающей проверки в сентябре 2012 года представитель CCA Стив Оуэн указал на улучшение условий внутри озера Эри, сославшись на последующую государственную проверку в ноябре. Хотя последующая проверка действительно отметила улучшение условий в учреждении, она подчеркнула, что требуется больше времени и постоянный мониторинг, чтобы обеспечить последовательное улучшение, особенно в отношении медицинского обслуживания.Оуэн также подчеркнул высокую оценку учреждения Американской исправительной ассоциацией, органом по аккредитации, который предлагает свои услуги за плату и среди бывших сотрудников которого есть бывший президент Дарон Холл (бывший директор программы CCA) и по крайней мере один нынешний сотрудник CCA. , Тодд Томас, одитор ВДА.

3. Поддержание низких затрат и высоких прибылей за счет плохого обращения с работниками

Злоупотребление служебным положением

Corrections Corporation of America не ограничивается только обращением с людьми, заключенными в ее учреждениях, но часто происходит за счет собственных сотрудников компании.Стремясь максимизировать свою прибыль и позиционировать себя как более дешевую альтернативу государственным тюрьмам, CCA часто принимала меры по сокращению расходов за счет таких методов, как сокращение пособий и заработной платы сотрудников, работая при обычно низком и опасном соотношении персонала к количеству заключенных. , и не предлагая достаточного обучения персонала.

Исследование судебного иска, поданного заключенными в исправительном центре Айдахо, выявило ежемесячные отчеты о штатном расписании учреждения за 2012 год, которые показали, что охранники работают 24, 36 и 48 часов подряд без выходных, иногда без соответствующей компенсации и в прямом нарушении законов штата.[1] В мае 2012 года группа начальников смен в Центре адаптации Мэрион в Кентукки подала в суд на CCA за принуждение их к сверхурочной работе, отказ в сверхурочной работе или перерывах на обед и отдых, а также требование посещения учебных занятий без оплаты.[2] Точно так же в феврале 2009 года в Канзасе был урегулирован коллективный иск по Закону о справедливых трудовых стандартах на сумму до 7 миллионов долларов, в котором утверждалось, что некоторые сотрудники были обязаны выполнять рабочие обязанности без финансовой компенсации. Между тем, несколько судебных процессов также привлекли внимание к тому, что CCA не выплачивает работникам даже преобладающую ставку заработной платы, поскольку дела были урегулированы в 2000 году в исправительном центре Винн в Луизиане [3] и исправительном учреждении Сан-Диего.[4] Низкая заработная плата большинства сотрудников CCA, конечно же, не распространяется на ее высшее руководство. В 2011 году генеральный директор Дэймон Хайнингер получил 3 696 798 долларов, а председатель совета директоров Джон Фергюсон получил зарплату в размере 1 734 793 долларов.

Учитывая уровни оплаты и пособий, предлагаемые CCA большинству своих сотрудников, неудивительно, что те, кто нанимается, часто не имеют большого опыта работы в исправительных учреждениях и не проходят надлежащую подготовку. Инцидент с охранником CCA Джерри Ривзом — показательный пример, демонстрирующий небрежность компании в обучении и контроле своих сотрудников.5 августа 1998 года в исправительном учреждении Уайтвилля в Теннесси Ривз остался один на площадке для отдыха всего через шесть недель после начала работы, без серьезной подготовки и средств связи, где он подвергся серьезному нападению со стороны заключенных и получил множественные переломы черепа. Расследование инцидента показало, что CCA пытался скрыть нападения сотрудников на заключенных, при этом сотрудники сами рассматривали инцидент с помощью своих собственных тревожно жестоких методов допроса, которые включали в себя удары заключенных о стены, удары им в пах и использование электрического тока. электрошоковые устройства.[6]

Репутация

CCA еще больше омрачена отношением компании к работницам. В 2002 году исправительное учреждение CCA North Fork в Оклахоме согласилось выплатить 96 женщинам 152 000 долларов в качестве компенсации за отказ в трудоустройстве из-за их пола. Обвинения были выдвинуты Министерством труда США после того, как проверка показала, что кандидатам-женщинам было отказано в приеме на работу в CCA, несмотря на то, что они имели равную или лучшую квалификацию, чем их коллеги-мужчины. Хотя в этом инциденте участвовали потенциальные сотрудники, CCA допустила гораздо худшее обращение со своими собственными сотрудниками.Например, 1 октября 2009 года CCA выплатила 1,3 миллиона долларов для урегулирования обвинений в серьезных сексуальных домогательствах с участием женщин-сотрудников в исправительном учреждении округа Кроули (CCCF) в Колорадо. В иске, поданном Комиссией США по равным возможностям при трудоустройстве, утверждалось, что сотрудницы женского пола подвергались сексуальному насилию и изнасилованию на объекте, иногда под угрозой потери работы. В одном случае суд услышал, что руководство CCA переназначило женщину-офицера в изолированное место учреждения с коллегой-мужчиной, который, как она ранее жаловалась, подвергал ее сексуальным домогательствам, после чего тот же мужчина изнасиловал ее.[9]

При таких условиях работы неудивительно, что в ССА хронически высокая текучесть кадров. Согласно последней отраслевой статистике за 2000 год, средняя текучесть кадров в частных тюрьмах составляла 53%, по сравнению с 15% в государственных тюрьмах.[10] Отчет штата Техас за 2008 год показал, что в частных тюрьмах текучесть кадров составляет 90 процентов в год, по сравнению с 24 процентами в государственных тюрьмах. Такая практика сокращения затрат на рабочую силу наносит ущерб не только работникам частных тюрем, но и заключенным, и обществу в целом.Как отмечает Джошуа Миллер из профсоюза государственных служащих AFSCME: «Частные исправления имеют структурные недостатки. Мотив прибыли резко меняет миссию исправительных учреждений с общественной безопасности и реабилитации на быстрое получение денег. Хроническая текучесть кадров и недоукомплектованность кадрами, высокий уровень насилия и крайняя экономия превращают модель частной тюрьмы в верный путь к катастрофе». рабочая сила, которая плохо приспособлена для того, чтобы справляться со стрессом и опасностями, связанными с эксплуатацией и управлением тюрьмами, что приводит к высокому уровню бесхозяйственности, скандалам и насилию.

Чтобы подлить масла в огонь, CCA отказалась от возможности почтить память сотрудников, погибших на службе компании. В мае 2013 года акционер CCA Алекс Фридманн потребовал минуты молчания в память Кэтлин Каритерс, 24-летнего сотрудника CCA, убитого во время беспорядков в исправительном учреждении CCA округа Адамс в Натчезе, штат Миссисипи, 20 мая 2012 года. Председатель правления Джон Д. Фергюсон категорически отклонил просьбу о награждении офицера Carithers, решение, которое Фридман назвал бессердечным, бесчувственным и показательным для CCA, которое ценит своих сотрудников.

4. Возмущающая культура неправомерных действий персонала

Учитывая методы сокращения расходов Корпорации исправительных учреждений Америки, заключающиеся в том, что она не обеспечивает адекватную заработную плату и обучение своих сотрудников, неудивительно, что случаи грубых неправомерных действий хорошо задокументированы на объектах компании. Обвинения в насилии, сексуальных домогательствах, некомпетентности и жестоком обращении стали повсеместными для учреждений CCA, как и многочисленные обвинения сотрудников CCA в использовании заключенных для наживы, от случаев торговли наркотиками до прямого воровства.После нескольких заявлений о пропаже наличных от людей, содержащихся в тюрьме CCA округа Эрнандо во Флориде, расследование показало, что Джеффри С. Ходжес, офицер по бронированию в учреждении, прикарманивал деньги поступающих заключенных, давая им значительно меньшие суммы после их освобождения. В марте 2006 года Ходжес признал себя виновным по двум пунктам обвинения в крупной краже, получил 18 месяцев условно и приказал выплатить 750 долларов, которые он украл у двух заключенных.

Участие сотрудников КСТР в продаже наркотиков заключенным слишком распространено.В декабре 1996 года более 200 федеральных агентов и сотрудников местных правоохранительных органов штурмовали следственный изолятор Сильвердейла в Теннесси в рамках 18-месячного тайного расследования незаконного оборота наркотиков в тюрьме. Хотя утверждалось, что руководство CCA было предупреждено и смогло быстро очистить объект, в результате рейда девять человек были осуждены. В Сильвердейле продолжались рейды: надзиратель и начальник службы безопасности были уволены из-за дальнейших обвинений в незаконном употреблении наркотиков и побеге двух заключенных в ноябре 2002 года, а офицеру было предъявлено обвинение в контрабанде марихуаны в октябре 2011 года.[3]

Это не отдельные случаи, ограниченные лишь несколькими учреждениями CCA, а часть гораздо более широкой проблемы, коренящейся в частных исправительных учреждениях. «Часть проблемы — низкая оплата труда охранников и стратегии сокращения расходов», — комментирует редактор Prison Life Ричард Стрэттон. «Это вопрос подготовки охранников и просто общей серьезности того, как они относятся к работе». В той же тюрьме в 2002 году CCA уволила новую сотрудницу после того, как ее арестовали за хранение кокаина.[6] Между тем, в исправительном учреждении CCA в Вашингтоне, округ Колумбия, которое изначально использовалось для заключенных с проблемами злоупотребления психоактивными веществами, в ноябре 2002 года оперативная операция ФБР предъявила обвинения четырем охранникам по обвинению в контрабанде наркотиков, пейджеров и наличных денег заключенным в обмен на за взятки.

Наиболее шокирующими являются тревожные уровни, до которых опустились сотрудники CCA в унижающем достоинство обращении с людьми, заключенными в их учреждениях. В 2006 году в тюрьме округа Цитрус во Флориде четверо заключенных подали иск против CCA, утверждая, что офицеры неоднократно мочились и подбрасывали фекалии в еду и напитки.CCA признал, что моча была смешана с соком, подаваемым заключенным в тюрьме, а два охранника CCA, Кевин Хесслер и Александр Диас, и надзиратель Чарльз Маллиган были уволены в связи с обвинениями. Один из многих случаев сексуального насилия над заключенными произошел в учреждении CCA Т. Дона Хатто в Техасе, где сотрудник CCA Дональд Чарльз Данн был признан виновным в сексуальном насилии по меньшей мере в отношении 8 женщин-иммигрантов-заключенных во время перевозки их в фургоне в одиночку, в нарушение политики ICE. .Данн был приговорен к 10 месяцам заключения в федеральной тюрьме. К сожалению, CCA мало что сделал для улучшения своих помещений, а насилие, употребление наркотиков и бесхозяйственность сохраняются в больших масштабах. Напротив, в 2012 году совет директоров CCA убедил акционеров проголосовать против резолюции, требующей от компании отчитываться о том, что она делает для сокращения случаев изнасилования и сексуального насилия на своих предприятиях.[8] Ужасные случаи сексуального насилия, имевшие место в учреждениях CCA, — как мы подробно описали в Hutto [№ 22] и Otter Creek [№ 28] — служат лишь иллюстрацией того, до какой степени коммерческие компании готовы скрывать нарушения прав человека. и отказаться от ответственности.

5. Свидетельство неумелости: побеги и ошибочные освобождения

Многочисленные побеги и ошибочные освобождения демонстрируют неспособность Корпорации исправительных учреждений Америки должным образом обучить свой персонал и в достаточной мере инвестировать в свои объекты. В случае с тюрьмой округа Эрнандо во Флориде список операционных неудач, направленных на сокращение расходов, проявился в серии побегов, что в конечном итоге привело к захвату учреждения округом в 2010 году. Побеги начались вскоре после того, как CCA построила тюрьму стоимостью 8 миллионов долларов в 1989 году. при этом государственный следователь подчеркнул «сочетание ненадлежащих проверок безопасности камеры персоналом, дефектных дверей камеры и неэффективной решетки безопасности за светильником.[1] После побега четырех заключенных в январе 1990 г. выяснилось, что тюремный персонал не соблюдал требуемые протоколы штата о проверке заключенных, которым известно о риске побега, каждые пятнадцать минут, и фальсифицировал журналы, утвержденные государством. Побеги варьировались от заключенного, удаляющего пластину из нержавеющей стали в душевой кабинке,[2] одного, прорезавшего дыру в потолке,[3] другого, выходящего через незапертую дверь, а затем перелезающего через крышу[4], до заключенного, заменяющего его идентификационный браслет с браслетом низкого уровня безопасности выудили из мусорного бака, что позволило ему присоединиться к рабочей группе за пределами тюрьмы, а затем сбежать.[5] После того, как тюрьма перешла в руки округа, Майкл Пейдж, руководивший управлением шерифа по захвату тюрьмы, указал на бесхозяйственность и постоянное игнорирование проблем с техническим обслуживанием как на основную причину отказа CCA в учреждении. Пейдж взял интервью у бывших сотрудников CCA, подавших заявления о приеме на работу в новую окружную тюрьму, большинство из которых отклонили либо из-за неудачной проверки биографических данных, либо из-за несоблюдения стандартов. «Честно говоря, — сказал Пейдж, — я не понимаю, почему некоторые из них не сидели в тюрьме».[6]

CCA подверглась резкой критике за свою политику безопасности, в том числе за небрежность компании в предотвращении побегов и реагировании на них.В 2009 году в исправительном учреждении Дельта в штате Миссисипи заключенный, отбывающий пожизненный срок за вооруженное ограбление и нападение при отягчающих обстоятельствах, был заранее уведомлен за несколько недель о том, что он идет на прием к врачу за пределами места, и ему не был запрещен доступ к контрабандному мобильному телефону в соответствии с протоколами. , который он использовал, чтобы спланировать свой побег с помощью своего двоюродного брата. Во время поездки по Теннесси пара была остановлена ​​сержантом полиции. Марк Чеснат, в которого выстрелили пять раз. Чеснат пережил стрельбу и позже урегулировал иск против CCA, который утверждал, что плохие протоколы безопасности в DCF привели к побегу.Как частная компания с корыстными интересами, CCA пытается покрыть себя, когда происходят инциденты, и их реакция не отличается, когда дело доходит до побегов. В 2008 году заключенный сбежал через вентиляционную систему в следственном изоляторе метро Нэшвилла, где сотрудники ждали два дня, прежде чем выдать ордер на его арест.[8]

Помимо многочисленных побегов, сотрудники CCA также ошибочно освобождали заключенных. С тех пор, как в 1999 году CCA открыла Центр уголовного правосудия Дэвида Л. Мосса в Оклахоме, центр преследовали случайные выбросы, что в конечном итоге привело к поглощению учреждения округом Талса в 2005 году (см. № 16).Административные ошибки варьировались от того, что сотрудник неправильно зарегистрировал правонарушение заключенного, что позволило ему внести залог в 1999 году, до случайного освобождения по меньшей мере дюжины заключенных, некоторые из которых были осуждены за насильственные преступления, из-за ошибок персонала, включая освобождение заключенных. которые выдавали себя за других, запланированных к освобождению. Показатель ошибочных выпусков CCA не лучше на других его объектах. Например, в 2007 году девять заключенных были освобождены из тюрьмы округа Бэй во Флориде из-за ошибок персонала.[9] Недостаточная подготовка персонала CCA продолжает выделяться как объяснение неспособности компании правильно управлять своим заключенным населением, высмеиваемым самими сотрудниками. Сотрудник CCA, уволенный в результате одного из инцидентов, прокомментировал: «Меня никогда не обучали тому, как читать судебные документы… Никто никогда не обучал меня тому, как что-либо делать там внизу».[10]

С другой стороны, активное участие сотрудников CCA также привело к успешным побегам. В октябре 1998 года четверо заключенных сбежали из Южного центрального исправительного учреждения после того, как охранник разрешил пронести в тюрьму болторезы.Побег произошел средь бела дня, двое заключенных связали местного фермера и угнали его грузовик. В связи с побегом был уволен надзиратель ЦКА, а позже выяснилось, что во дворе отдыха дежурил только один офицер вместо положенных двух.[11] В том же учреждении в январе 1999 года заключенный совершил побег, переодевшись охранником и уговорив тюремную надзирательницу вывести его.[12] Точно так же в апреле 2006 года охраннику CCA было предъявлено обвинение после того, как он помог заключенному сбежать из тюрьмы округа Эрнандо после того, как охранник разрешил пронести в тюрьму болторезы.[13]

6. Беспорядки выходят из-под контроля

Большое количество неконтролируемых протестов среди заключенных в учреждениях Корпорации исправительных учреждений Америки продолжает привлекать внимание к условиям содержания, провоцирующим беспорядки, и неспособности персонала адекватно реагировать, когда они возникают. Во многих случаях акции протеста были явно направлены против неудовлетворительных условий содержания в тюрьмах CCA, но персонал плохо проводил их, слишком часто из-за недостаточной подготовки.В апреле 2001 года три четверти из 800 заключенных исправительного центра округа Сибола в Нью-Мексико участвовали в ненасильственной акции протеста против обращения с ними в учреждении, отказываясь вернуться в свои камеры. Несмотря на мирный характер протеста, он закончился тем, что охранники применили слезоточивый газ во дворе отдыха, где собрались заключенные.[1]

В июле 2004 года охранники исправительного учреждения округа Кроули в Колорадо проигнорировали просьбы заключенных поговорить с надзирателем об условиях, что привело к быстрому обострению беспорядков, в которых участвовало более 400 заключенных.Заключенные начали уничтожать имущество, поджигать и ломать мебель, а также использовать стальные гири и гантели со двора для прогулок, чтобы разбивать двери, окна и стены. Тринадцать заключенных были ранены, один из них настолько серьезно, что из-за ножевых ранений потребовалась эвакуация медицинским вертолетом; в отчетах говорилось, что охранники CCA бежали при первых признаках неприятностей. В последующем отчете DOC штата Колорадо подчеркивается плохая подготовка персонала CCA и недостаточность процедур реагирования на чрезвычайные ситуации, при этом особое внимание уделяется игнорированию сотрудниками жалоб заключенных и применению ими чрезмерной силы в качестве основных причин эскалации беспорядков.[2] После бунта многие заключенные заявили, что подверглись нападению со стороны сотрудников КСТР, в том числе заключенных, не участвовавших в беспорядках. Одного заключенного, пытавшегося помочь глухому сокамернику, заставили лечь в канализацию, вытащили из камеры за лодыжки и оставили на улице в наручниках на всю ночь. Других заставляли справлять нужду в штаны, когда сотрудники насмехались над ними и травили их газом, а затем сотрудницы снимали видео в душевых.[3] Более 200 заключенных подали иски против CCA, и в апреле 2013 года CCA достигла мирового соглашения в размере 600 000 долларов.

Даже когда должностные лица CCA заранее знали о возможных протестах, персонал часто не мог внедрить надлежащие процедуры реагирования. В мае 2012 года сотрудники CCA были проинформированы о протесте против плохого питания и медицинского обслуживания в исправительном учреждении округа Адамс в штате Миссисипи. Сотрудник CCA Кэтлин Каритерс был избит до смерти, другие сотрудники взяты в заложники, а по крайней мере пять сотрудников и трое заключенных получили лечение от травм. Показания ФБР описывают хаотичную сцену, когда заключенные швыряют канистры со слезоточивым газом обратно в охранников, многие из которых покинули учреждение.Представитель штата Миссисипи Бенни Г. Томпсон прокомментировал, что беспорядки «ставят под сомнение эффективность работы частных исправительных учреждений». исправительные учреждения.

7. Отрицание и смерть: сокращение операционных расходов за счет базовой медицинской помощи

На протяжении всей своей истории неспособность Корпорации исправительных учреждений Америки обеспечить надлежащую медицинскую помощь людям в тюрьмах слишком часто подвергалась сомнению.Вместо того, чтобы выполнить свое первоначальное обещание повысить стандарты в исправительных учреждениях, частота утверждений о плохом медицинском обслуживании противоречит степени, в которой CCA уклоняется от предоставления необходимой медицинской помощи даже в самых тяжелых ситуациях.

CCA столкнулась с первым крупным судебным иском в 1988 году, когда компанию обвинили в неспособности обеспечить надлежащую медицинскую помощь беременной 23-летней Розалинде Брэдфорд. Брэдфорд содержалась в учреждении CCA Silverdale в Теннесси, где она умерла от осложнений беременности.Позже начальник смены показал, что Брэдфорд мучилась не менее двенадцати часов, прежде чем персонал согласился на ее перевод в больницу. Надзорный орган сказал в показаниях: «Розалинда Брэдфорд умерла там, по моему мнению, из-за преступного пренебрежения». [1] CCA согласилась заплатить 100 000 долларов для урегулирования иска, поданного ее семьей.

Примером грубого отказа в медицинской помощи является федеральный иск, поданный против CCA Тамарой Шлиттерс в марте 2003 г., в котором обвиняется, что сотрудники тюрьмы отказались выписать рецепт для ее 26-летнего сына Джеффри Буллера, что привело к его смерти в больнице Кит Карсон в Колорадо. Исправительный центр.Буллер страдал от наследственного ангионевротического отека, из-за которого его дыхательные пути опухали, но его можно было эффективно контролировать с помощью лекарств. Буллеру давали лекарства на протяжении всего его заключения, но за последние несколько недель его пребывания запасы закончились, и, несмотря на неоднократные просьбы медицинского персонала CCA о новом рецепте, новые запасы не заказывались. Буллер умер за день до того, как его должны были освободить. CCA урегулировала иск во внесудебном порядке в 2004 году.

Среди череды инцидентов в своих центрах CCA в 2004 году урегулировал судебный процесс о крайней медицинской халатности в связи со смертью Джонатана Мэгби, 27-летнего паралича нижних конечностей.Мэгби умер от дыхательной недостаточности всего через четыре дня после десятидневного заключения в исправительном лечебном центре CCA в округе Колумбия, где ему не предоставили диафрагмальный вентилятор. В сентябре 2006 года Хосе Лопес-Грегарио покончил жизнь самоубийством в центре заключения Элой в Аризоне. Лопес-Грегарио находился под наблюдением за самоубийством, как известно, был подавлен и обращался к персоналу с медицинскими запросами, но они не ответили.

Даже когда CCA оказывает медицинскую помощь, случаи серьезной небрежности слишком часто демонстрируют отсутствие надлежащих медицинских протоколов.Показательным примером является смерть Джастина Стерджиса, который проглотил несколько таблеток экстази, прежде чем его арестовали и посадили в тюрьму в 2001 году. Хотя большие присяжные не признали уголовной ответственности за смерть заключенного округа Бэй, они пришли к выводу, что его смерти способствовали «серьезные недостатки» персонала CCA, включая медсестру. В представлении присяжных говорилось, что «персонал исправительного учреждения не смог продемонстрировать адекватную медицинскую подготовку в ответ на уровень бедствия, о котором свидетельствует Джастин Стерджис.[5] Слушание показало, что медицинские протоколы в тюрьме были неадекватными и не соблюдались, в то время как другие заключенные сообщили, что охранники издевались и смеялись над Стерджисом в течение нескольких часов, прежде чем вызвать скорую помощь, к тому времени было уже слишком поздно, чтобы предотвратить его смерть. .[6]

Будь то прямой отказ в медицинской помощи или недостаточные медицинские протоколы, эти случаи служат свидетельством решительных усилий CCA по сокращению операционных расходов и максимизации прибыли за счет жизней людей.[7]

8.Аккредитация «Золотая звезда» и «Беспристрастное» исследование

Логотип АКА

На протяжении всей своей истории CCA заявляла о соблюдении высоких операционных стандартов, используя как аккредитацию Американской исправительной ассоциации (ACA), так и небольшой объем исследовательской литературы, чтобы продемонстрировать преимущества приватизации тюрем. О чем CCA не упоминает, так это о неоднократно разоблаченных финансовых обменах и тесных связях между компанией и так называемыми беспристрастными аналитиками.

Одним из способов, которым CCA доказывает качество своих услуг, является аккредитация ACA.ACA — это частная неправительственная организация, состоящая из нынешних и бывших сотрудников исправительных учреждений, которая предлагает услуги по аккредитации исправительных учреждений на основе собственных стандартов компании. Тесные связи компании с ACA восходят к 1984 году, когда основатель CCA Т. Дон Хатто был президентом ACA. ACA не регулируется за исключением его собственных сотрудников, в число которых входит бывший президент Дарон Холл (бывший директор программы CCA) и по крайней мере один нынешний сотрудник CCA, Тодд Томас, который работает аудитором ACA.[1] В августе 2009 года ACA утвердила тринадцать учреждений, находящихся под управлением CCA, за 63 000 долларов США, вскоре после того, как CCA спонсировала банкет на 139-й конференции Конгресса исправительных учреждений ACA, состоявшийся в Нэшвилле, штат Теннесси. Учреждения CCA, аккредитованные ACA, включают печально известный исправительный центр Айдахо или «Школу гладиаторов», исправительный центр Оттер-Крик в Кентукки, где шесть сотрудников CCA были обвинены в сексуальном насилии или изнасиловании заключенных, и исправительный центр Сагуаро в Аризоне, в котором двое заключенных были убиты в 2010 году. .Донна Корно, бывший сотрудник CCA, работавшая менеджером по аккредитации, откровенно призналась, что помогала подделывать документы для аудита ACA. «Я была человеком, который подделал отчеты об аккредитации ACA для этой компании», — заявила она в декабре 2008 года, имея в виду свою работу в женском исправительном учреждении Южной Невады, управляемом CCA.

Успешное обвинение в конфликте интересов против «независимого» исследователя частной тюрьмы доктора Чарльза Томаса является еще одним случаем, когда коррупционные методы, используемые CCA для доказательства своей превосходной работы, были публично разоблачены.В течение 1990-х годов Томас (профессор Университета Флориды и основатель Проекта частных исправительных учреждений) неоднократно использовался CCA в качестве их ведущего академического сторонника, которого цитировали как авторитетного представителя превосходства приватизированных тюрем над государственным сектором. В 1997 году положение Томаса как независимого аналитика оказалось под вопросом после того, как он был назначен в правление CCA Prison Realty Trust — фонда инвестиций в недвижимость, созданного CCA по налоговым причинам — и когда выяснилось, что он владел акциями в частном порядке. тюремные фирмы.[2] Последующее расследование, проведенное Флоридской комиссией по этике, показало, что Томас также получил 3 миллиона долларов в виде консультационных услуг от CCA/Prison Realty. Томас был оштрафован на 20 000 долларов, что стало крупнейшим гражданским наказанием в истории комиссии по этике, и в результате был вынужден уйти в отставку со своей академической должности. Довольно показательно, что позже Томас вошел в правление Avalon Correctional Services, оператора частных исправительных учреждений. Тем не менее, его публикации продолжают цитироваться частными тюрьмами как свидетельство их превосходства над государственными учреждениями.

В апреле 2013 г. Центр конкурентного управления Университета Темпл опубликовал исследование, в котором рассматриваются финансовые выгоды от приватизации тюрем. В его выводах говорится об экономии финансовых средств и равной или лучшей эффективности частных тюремных компаний по сравнению с их государственными коллегами [5]. CCA продвигала отчет на рынках государственных СМИ и использовала социальные сети, чтобы осудить утверждения адвокатов, противоречащие выводам. Согласно пресс-релизу Университета Темпл от 29 апреля 2013 г. [6], исследование финансировалось «представителями частных исправительных учреждений.Однако в самом отчете не указывается ни то, что он финансировался частными тюремными фирмами, ни то, что его авторами были два университетских исследователя, которые оба ранее выступали за приватизацию государственных функций, ни то, что исследование не проходило рецензирование [7]. . CCA не упомянул о финансировании исследования ни в своих связях с общественностью, ни в цитировании исследования в своей презентации для инвесторов 2013 года [8].

В пресс-релизе от 22 мая, выпущенном Институтом частных исправительных учреждений, профессор Эдвард Л.Куин, доктор юридических наук, директор по обучению лидеров в Центре этики Университета Эмори, заявил: «В любом опубликованном или обнародованном исследовании должны быть указаны все источники финансирования в поддержку этого исследования. Особенно любые источники финансирования, которые приводят или могут привести к конфликту интересов». [9]

9. Налоговые лазейки и уклонение от налогообложения

Неудивительно, как часто Corrections Corporation of America — частная корпорация, инвестировавшая в максимально возможное увеличение своей прибыли — предпринимала попытки уклониться от уплаты налогов.Несколько случаев выявили попытки CCA уклониться от уплаты налогов. В 1998 году Независимый школьный округ Кливленда в Техасе подал на CCA в суд после того, как компания не уплатила установленные местные налоги, сократив свой налоговый платеж в размере 180 000 долларов на 100 000 долларов без предварительного разрешения. CCA урегулировала дело, согласившись выплатить 300 000 долларов в виде невыплаченных налоговых платежей, прежде чем расторгнуть контракт на управление Кливлендским центром предварительного выпуска. Между тем, в Ливенвортском следственном изоляторе CCA в Канзасе в феврале 1998 года компания подала в округ протест по налогу на имущество, утверждая, что налоговый статус тюрьмы должен быть изменен на жилую, а не на коммерческую.Запрос CCA был отклонен, а представитель штата Канзас Кэнди Рафф прокомментировала: «Они расположены в коммерческом промышленном парке, окруженном коммерческими предприятиями. У них есть эти решетки на окнах. У них на заборе колючая проволока, и они хотят сказать, что это жилой дом? Дай мне передышку».[1]

По иронии судьбы, CCA теперь может успешно использовать тот же самый аргумент, чтобы уклоняться от уплаты налогов в гораздо большем масштабе, посредством налоговой стратегии превращения в инвестиционный фонд недвижимости (REIT).REIT, предназначенные для уменьшения уплаты корпоративного федерального подоходного налога, представляют собой специальное налоговое обозначение для компаний, которые сосредоточены на владениях недвижимостью. CCA смогла успешно заявить Налоговой службе о том, что деньги, которые они собирают с государственных учреждений за содержание заключенных, по сути, аналогичны сбору арендной платы, получив статус REIT в 2013 году. Исполнительный директор CCA Дэймон Т. Хайнингер сказал: «Хорошее Новость об этом заключается в том, что в 2013 году мы сможем получить целый год налоговых сбережений.[2]

CCA, очевидно, выполнила свою домашнюю работу после неудачной попытки компании управлять REIT в 1999 году в рамках своего Prison Realty Trust (см. № 14). Одним из условий статуса REIT является то, что 90 процентов дохода должны быть распределены среди акционеров. Ранее CCA не смогла выполнить эти условия из-за проблем с денежными потоками, в результате чего за 1999 год был получен убыток в размере 62 миллионов долларов. Акционеры подали иски против CCA и Prison Realty Trust, утверждая, что существенная информация была скрыта от акционеров, а компания делала вводящие в заблуждение заявления.В феврале 2001 года CCA урегулировала судебные иски примерно на 104 миллиона долларов акциями и наличными. Теперь, когда CCA в финансовом отношении «вернулся в нужное русло», найдя новый рынок для содержания под стражей иммигрантов, корпорация, получившая в 2011 году прибыль в размере 162 миллионов долларов, снова находит новые способы максимизировать свои доходы. Во время резкого сокращения бюджета во всем государственном секторе CCA рассчитывает сэкономить 70 миллионов долларов на налоговых платежах за 2013 год благодаря своему статусу REIT.

10. Стремления Великобритании: незаконная смерть и насильственное наследие

С самого начала CCA определила потенциальные зарубежные рынки и создала совместные предприятия с политически хорошо связанными и опытными охранными и строительными компаниями и финансовыми учреждениями для лоббирования правительств, продвижения приватизации тюрем и участия в тендерах на заключение контрактов.[1]

В 1980-х и 1990-х годах компания пыталась заключить контракты в Соединенном Королевстве (Великобритания), Франции, Италии, Канаде, Новой Зеландии и Австралии. В 1994 году CCA сформировала партнерство с Sodexho (как она тогда называлась) для участия в торгах за контракты за пределами США, Великобритании, Бельгии и Австралии с целью разделить прибыль 51/49% в англоязычных странах, где CCA возьмет на себя инициативу. и 49/51 процента в остальном мире, где Sodexho будет лидировать.

В 1989 году CCA выиграла свой первый неамериканский контракт (и впоследствии еще несколько контрактов) в Австралии.В Великобритании, несмотря на то, что она сыграла значительную роль в убеждении правительства провести приватизацию тюрем, контракты заключались с трудом.[2]

В конечном счете, несмотря на свои глобальные устремления, экспансия CCA за границу была ограничена Великобританией и Австралией, и к 2000 году CCA продала большую часть своих международных операций Sodexho, сохранив финансовый интерес только в одной тюрьме в Англии. Новая стратегия компании заключалась в концентрации на внутреннем рынке США.

Как и в Соединенных Штатах, присутствие CCA, а также продвижение и внедрение частных тюрем в Великобритании и Австралии также вызывали споры.Тюрьмы под совместным управлением CCA иногда были проблематичными, что приводило к сбоям в работе, штрафам и, в штате Виктория, Австралия, к потере контракта (см. № 11). Были утверждения, что австралийская дочерняя компания компании пыталась повлиять на результаты независимого академического исследования, сравнивающего государственную тюрьму с тюрьмой Бораллон в Квинсленде, управляемой CCA.

Один из самых громких инцидентов в тюрьме, управляемой CCA, произошел в тюрьме Блейкенхерст в Англии, это первый контракт компании на управление тюрьмой в Великобритании.В результате совместное предприятие CCA, UK Detention Services Ltd, заслужило сомнительную славу первого оператора частной тюрьмы в Великобритании, допустившего незаконную смерть заключенного, и первого, добившегося такой смерти путем применения средств сдерживания. [4]

8 декабря 1995 г. Алтон Мэннинг, 33-летний чернокожий заключенный, находившийся под стражей за предполагаемое насильственное преступление, скончался в результате того, что его удерживали сотрудники тюрьмы. Но полные обстоятельства его смерти не были раскрыты до последующего коронерского расследования, которое привело к единогласному вердикту присяжных 24 марта 1998 года о том, что г-н М.Мэннинг был незаконно убит сотрудниками UKDS.

Коронерское дознание установило, что Мэннинг согласился пройти обыск с раздеванием во время обычной проверки на наркотики, но отказался присесть на корточки для осмотра гениталий и анального отверстия. Это привело к ожесточенной борьбе. Свидетели показали, что Мэннинга бросили на пол, жестоко избили ногами, ударили по голове и взяли за шею. Медицинскую помощь вызвали после того, как охранники заметили лужу крови. Когда медсестра прибыла, она увидела, что полицейские все еще сковывают руки Мэннинга, и, попросив охранников отпустить его, обнаружила, что он не дышит.Вскоре после этого Мэннинг был объявлен мертвым. Вскрытие показало, что он умер от асфиксии из-за ограничения

В ходе дознания также был обнаружен каталог недостающих важнейших документов и улик, в том числе сбой в работе жизненно важных камер наблюдения и утерянные отчеты, содержащие письменные отчеты офицеров о событиях.

После вынесения вердикта о незаконном убийстве семеро офицеров UKDS были отстранены от должности с полным сохранением содержания на время расследования, проводимого государственной прокуратурой (CPS).Позже они были восстановлены после того, как против них не было возбуждено ни одного дела. CPS утверждал, что не было достаточных доказательств для возбуждения дела против офицеров.

Семья Альтона Мэннинга подала иск, чтобы убедить CPS пересмотреть свое решение, но в 2002 году CPS снова отказала. Через семь лет семья была вынуждена признать поражение в своей попытке добиться справедливости.

11. Штрафы, неудачи и скандал: изгнание из Австралии

Глобальные устремления CCA также были сосредоточены на австралийском рынке, где в 1989 году компания создала совместное предприятие Corrections Corporation of Australia Pty.Ltd. CCA снова заработала себе дополнительную известность на международном уровне, на этот раз в штате Виктория, как единственный оператор частной тюрьмы, у которого правительство выкупило свои контракты из-за неудачи.

CC Australia добилась значительных успехов на рынке тюрем и получила несколько контрактов на управление, в том числе один в декабре 1994 года на финансирование, проектирование, строительство и эксплуатацию столичного женского исправительного центра Мельбурна на 125 коек (MWCC). Тюрьма открылась в августе 1996 года, несмотря на массовые протесты против приватизации.Прошел всего месяц, прежде чем возникли опасения по поводу стандартов безопасности, условий труда и значительного снижения уровня заработной платы по сравнению с государственным сектором. MWCC пострадал от целого ряда неудач под управлением CC Australia, включая задокументированные отчеты Федерации общественных правовых центров (FCLC) о жестоком обращении с заключенным, находящимся под стражей и защитой, о широком распространении наркотиков, отказе в соответствующей одежде и доступе к медицинской помощи. обращение с женщинами в центре, а также утверждения о том, что женщин подвергали унизительным обыскам с раздеванием.[2] FCLC также цитирует сообщения СМИ о том, что CC Australia пыталась избежать наказания со стороны правительства, скрывая случаи злоупотреблений.

Деятельность

MWCC характеризовалась многочисленными сообщениями о неправомерных действиях сотрудников. Например, первый генеральный менеджер MWCC, как сообщается, сидел в нетрезвом виде на полу возле камеры, пытаясь убедить женщину внутри выйти[3]. В другом отчете подчеркивается частое неправомерное применение слезоточивого газа к женщинам в центре, даже к заключенным в наручниках в тюремном фургоне[4] и беременной женщине.[5] После дальнейших инцидентов, в том числе смерти 23-летней Паулы Ричардсон в 1998 году, внешний аудит службы здравоохранения MWCC, проведенный Министерством социальных служб, показал, что не соблюдаются клинические стандарты, тюрьма недоукомплектована персоналом и недоукомплектована. обеспечены ресурсами, и что оценки риска членовредительства были неадекватными.[6] В 2000 году правительство Виктории заказало два отчета, посвященных частным тюрьмам, один из которых представлял собой независимое расследование управления и эксплуатации трех частных тюрем Виктории, известное как Отчет Кирби.[7] Основные выводы MWCC подробно описывают отсутствие безопасности как для заключенных, так и для посетителей, общее впечатление, что персонал не контролировал ситуацию, минимальный опыт и знания среди персонала и неадекватные физические условия.

3 октября 2000 г. правительство прибегло к чрезвычайным полномочиям, чтобы взять под контроль деятельность MWCC. Ссылаясь на неспособность CCA «оценить весь спектр своих договорных обязательств»[8], а также на ряд операционных проблем и недостатков политики, правительство 30 октября расторгло контракт с руководителями Excor Corrections Corporation of America и Sodexho. 2000 г., когда MWCC перешла в собственность и управление к государственному сектору.Тем временем в Квинсленде комиссия по расследованию в 1999 г. установила, что существующие контракты CC Australia (в том числе с ACM, дочерней компанией Borallon и Wackenhut в исправительном центре Артура Горри) «не отражали передовой опыт»[9], и правительство прекратило участие CC Australia в государственных делах. в 2000 году. После потери австралийских контрактов и негативных и противоречивых выводов CCA продала свою 50-процентную долю в CC Australia компании Sodexho в 2000 году, вместо этого сосредоточив свое внимание на Соединенных Штатах.

12. CCA пытается захватить всю тюремную систему Теннесси

В 1985 году тюремная система Теннесси переживала кризис. Тюрьмы штата были резко переполнены из-за стремления расширить число заключенных за счет жесткой политики в отношении преступности, такой как обязательные законы о минимальном сроке наказания. Губернатор Ламар Александер, чья жена Хани была одним из первых инвесторов Корпорации исправительных учреждений Америки, созвал специальную сессию законодательного собрания для рассмотрения постановления федерального суда, постановившего, что тюремной системе Теннесси необходимо 7000 тюремных коек, чтобы уменьшить ее неконституционно переполненные условия.В результате CCA предложила дерзкое и неслыханное в то время решение. [1] Компания предложила купить всю тюремную систему Теннесси за 50 миллионов долларов в качестве первоначального взноса, 50 миллионов долларов в течение 20 лет и обещание внести 150 миллионов долларов на улучшения системы. Взамен CCA будет выплачиваться до 175 миллионов долларов в год за эксплуатацию системы и будет предоставлена ​​​​аренда на 90 лет. [2]

Губернатор

Александр быстро поддержал эту идею, и предложение компании появилось на первой полосе New York Times с заголовком «Компания предлагает управлять тюрьмами Теннесси.[3] В конце концов Теннесси отклонил предложение приватизировать всю тюремную систему. Однако штат принял Закон о заключении контрактов с частными тюрьмами 1986 года, который разрешал штату заключать контракты с частной компанией на управление одной тюрьмой. Кроме того, освещение в СМИ помогло компании укрепить свою репутацию и подготовило почву для будущих попыток захвата тюрьмы. Соучредитель CCA Дон Хатто прокомментировал: «Это заставило всех относиться к нам серьезно. Предложение было напечатано на первой полосе дневной газеты.Мы были национальной историей». [4]

CCA во второй раз попытался захватить всю тюремную систему Теннесси. В апреле 1997 года представитель штата Теннесси Мэтт Кисбер объявил о проведении закрытых встреч с законодателями и лоббистами CCA. Кисбер вместе с вице-губернатором Джоном Уайлдером выступил спонсором общесистемного законопроекта о приватизации тюрем, подготовленного лоббистом CCA. Помимо ссылки на потенциальную экономию бюджета до 100 миллионов долларов в год, CCA предложила заплатить дополнительные 100 миллионов долларов «франшизы» за эксплуатацию тюрем Теннесси.

В процессе продвижения законопроекта о приватизации тюрем были обнаружены многочисленные тесные связи между CCA и местными политиками, в первую очередь вокруг Нэшвиллской франшизы Red Hot & Blue Barbecue. Франшиза была основана губернатором Сандквистом, и среди его партнеров были почетный председатель CCA Том Бизли, спикер палаты представителей Джимми Найфе, жена губернатора Марта и никто иной, как член палаты представителей Мэтт Кисбер. Наифе и Кисбер отказались от инвестиций в Red Hot & Blue после того, как их партнерство с Бизли стало достоянием общественности.Законопроект был окончательно отозван 14 апреля 1998 года. Представитель CCA Сьюзен Харт довольно зловеще прокомментировала: «Всегда есть будущие [законодательные] сессии». [5]

13. Колумбийский учебный центр по борьбе с жестоким обращением с несовершеннолетними

Несовершеннолетние часто используются как одна из наиболее уязвимых групп населения в системе уголовного правосудия. Один из старейших и наиболее вопиющих примеров можно найти в Учебном центре CCA Columbia, ныне закрытом учреждении в Ричленде, Южная Каролина.

В 1990-х годах Учебный центр Колумбии был преобразован из психиатрического лечебного центра в исправительное учреждение для несовершеннолетних. Первоначально управляемый Rebound, он предназначался для временного содержания молодых правонарушителей до тех пор, пока их не поместят в программу лечения в дикой природе. [1] В 1996 году штат решил расторгнуть контракт с Rebound и вместо этого положиться на Корпорацию исправительных учреждений Америки для управления объектом. CCA взяла на себя управление в июне; к августу сбежали семеро содержащихся там молодых людей (всех поймали).CCA обвинила здание, заявив, что оно никогда не предназначалось для размещения 400 человек.

Семь побегов бледнеют по сравнению с безудержными обвинениями в жестоком обращении, которые исходили от Учебного центра Колумбии. Судебный процесс, поданный от имени Уильяма П., четырнадцатилетнего мальчика, успешно продемонстрировал, что мальчик не просто подвергался физическому насилию, но и что такое насилие было результатом корпоративной политики CCA по применению чрезмерной силы для контроля над подростками в центре. . [2] Уильяма, который был пяти футов ростом и менее 100 фунтов, избили, связали и поместили в камеру с гораздо более крупным мальчиком, который, как известно, подвергался риску насилия.[3] Его историю повторили подростки, заявившие о подобном насилии, например, о том, что их таскали по моче, неправильно заковывали в кандалы и подвергали воздействию слезоточивого газа. Присяжные вынесли вердикт против CCA о возмещении штрафных санкций в размере 3 миллионов долларов после того, как выяснилось, что в учреждении применялась политика или практика жестокого обращения с детьми. CCA также было приказано выплатить 125 000 долларов США в качестве компенсации за ущерб Уильяму П. Всего через год после того, как CCA начала эксплуатацию объекта, Южная Каролина разорвала контракт с CCA, сославшись на многочисленные проблемы и продолжающееся недовольство.

14. Катастрофа REIT 1990-х годов и близость к банкротству

Real Estate Investment Trust, или REIT, — это категория в коде IRS для компаний, чей основной бизнес связан с недвижимостью, и те, которые относятся к категории REIT, должны распределять не менее 90% налогооблагаемого дохода среди акционеров в виде дивидендов.

Пятнадцать лет назад CCA сделала ставку на то, что преобразование в REIT принесет достаточно свободных денежных средств, необходимых для ее амбициозных планов расширения. С этой целью CCA Prison Realty Trust, REIT, зарегистрированная в Мэриленде, стала публичной в июле 1997 года и привлекла более 400 миллионов долларов от своего первичного публичного предложения (IPO).Большая часть выручки от IPO была использована для покупки девяти объектов у CCA, которая затем вернула их в аренду и продолжила эксплуатировать их по государственным контрактам. Через девять месяцев после создания CCA Prison Realty Trust он и CCA объявили о плане, согласно которому REIT приобретет CCA, управляющую компанию. Работая в качестве дочерней компании REIT, CCA может контролироваться инсайдерами и освобождаться от прямого обязательства сообщать о квартальном росте доходов, в то время как CCA Prison Realty Trust будет пользоваться налоговыми льготами REIT как владелец тюрем CCA.

Сразу же после слияния/преобразования REIT CCA запустила то, что тогда казалось полномасштабной спекулятивной кампанией в тюрьмах. В июле 1999 года CCA объявила о планах строительства учреждения на 2000 коек стоимостью 100 миллионов долларов в Калифорнийском городе, штат Калифорния, несмотря на то, что не заключила контракт с государством на заполнение тюрьмы. Месяц спустя CCA сделал аналогичный спекулятивный выбор в Джорджии и Юте. Как и ожидалось, спекулятивный запой CCA помешал фирме выполнить свои обязательства по дивидендам REIT, и CCA Prison Realty Trust вскоре объявила дефолт по условиям своего кредитного соглашения на 1 миллиард долларов.В июне 2000 г. компания отказалась от классификации REIT; Когда пыль наконец улеглась, CCA сообщила, что потеряла поразительные 730 миллионов долларов, или 85 процентов своей рыночной капитализации. В начале 2000 года акции CCA стоили 1 доллар. И вдобавок ко всему, плохая работа CCA стоила компании более 100 миллионов долларов в счет урегулирования исков акционеров.

Тем не менее, после этой неудачной попытки стать REIT, CCA, очевидно, сделал свою домашнюю работу во второй раз.Компания сделала успешное заявление в налоговую службу о том, что деньги, которые они собирают с государственных органов за содержание заключенных, аналогичны сбору арендной платы, получив статус REIT в 2013 году. Генеральный директор CCA Дэймон Т. Хайнингер сказал: «Хорошие новости об этом заключается в том, что в 2013 году мы сможем получить целый год экономии на налогах». [1]

15. CCA, настоящий игрок сообщества

CCA беззастенчиво изображает из себя позитивную бизнес-модель, выгодную для местных сообществ.Однако работа компании как «сильного корпоративного гражданина», которая «делает щедрый вклад в принимающие сообщества», резко противоречит действительности.[1] Несколько вопиющих инцидентов поставили под вопрос деятельность CCA в качестве общественного партнера, последний из которых произошел в округе Сибола, штат Нью-Мексико.

В декабре 2012 года CCA потребовала вернуть более 1,4 миллиона долларов, которые уже были распределены по всему округу Сибола, где компания управляла двумя окружными тюрьмами. CCA подала иск об урегулировании налогового спора против округа, протестуя против трехлетней оценки налога на имущество в тюрьмах.Окружная комиссия установила, что налоговая стоимость CCA была завышена, и потребовала, чтобы округ Сибола выплатил CCA более 1,4 миллиона долларов. Сумма, выплаченная CCA, уже была распределена между несколькими местными группами, включая больницу общего профиля Сибола, школы округа Грантс/Сибола и NUMSU-Grants. Окружной оценщик Пабло Савендра, проводивший оценку, прокомментировал: «Я провел справедливую рыночную оценку обоих объектов CCA. Если комиссия решит поддержать CCA, а не жителей округа Сибола, пусть будет так.«Управляющий округом Скотт Винсон добавил: «На следующей неделе всем группам, которых это затронет, будут отправлены письма. К счастью, больница в отличном состоянии. Однако, возможно, нам придется немного поработать с колледжем (НМСУ-Гранты)».[2]

Польза

CCA для окружающих его сообществ также была поставлена ​​под сомнение из-за его усилий по насильственному навязыванию объектов в городах, несмотря на их сопротивление. Ярким примером пренебрежения CCA к общественному мнению является Пемброк-Пайнс, штат Флорида, где компания подала в суд на целый город за попытку «сорвать и сорвать» планы по строительству иммиграционного центра содержания под стражей.[3] В марте 2012 года CCA подал федеральный иск против Пемброк Пайнс, утверждая, что городские власти вмешивались в их планы по строительству следственного изолятора. Жители Пембрук-Пайнс выступили против, поскольку местное правительство отказалось предоставить необходимые услуги водоснабжения и канализации на предлагаемом участке. CCA попыталась повлиять на общественное мнение, обрушив на домовладельцев поток автоматических звонков. Местный житель Райанн Гринберг, который организовал сотни жителей в оппозиции, сказал: «Они пытаются прорваться к этому контракту.«[4] Вместо того, чтобы принять во внимание мнение города, CCA отказалась изменить свои планы строительства, даже после того, как иммиграционная и таможенная служба отказалась от своих планов относительно объекта. [5] В марте 2013 года был отправлен федеральный иск против Pembroke Pines. обратно в государственный суд для дальнейшего разбирательства.[6]

16. Оклахома: Талса возвращает свою окружную тюрьму

В августе 1999 года должностные лица из Талсы, штат Оклахома, привлекли Американскую исправительную корпорацию для управления своей новой тюрьмой, исправительной колонией Дэвида Л.Центр уголовного правосудия Мосса. Всего через месяц после начала эксплуатации учреждения CCA сотрудница по ошибке разрешила заключенной внести залог после того, как неправильно записала характер ее правонарушения. «Мы не в восторге от того, что произошло», — сказал репортеру помощник надзирателя CCA.

Тем не менее, это оказалось первым в серии беспорядков, в результате которых не менее дюжины заключенных были случайно освобождены из-под стражи в тюрьме. Некоторые ошибочные освобождения были результатом административных ошибок, но сотрудники CCA в тюрьме Талсы также были обмануты заключенными, которые выдавали себя за других, которых должны были освободить.В одном случае сотрудник CCA по ошибке открыл защищенную дверь и позволил заключенному выйти прямо через парадную дверь тюрьмы. Должностные лица CCA, как правило, возлагают вину за инциденты на сотрудников низшего звена, некоторые из которых были наказаны или уволены. Тем не менее, один из этих уволенных работников сказал репортеру: «Меня никогда не учили читать судебные документы… Никто никогда не обучал меня тому, как там что-то делать».[1]

В марте 2002 года Управление уголовного правосудия округа Талса оштрафовало CCA на 5 625 долларов в связи с ошибочным освобождением трех заключенных месяцем ранее.Начальник CCA Дон Стюарт отреагировал на действия властей, сказав: «Мы берем на себя ответственность». [2]

Помимо каталога побегов и освобождений, в учреждении возникли и другие противоречия. Сообщалось, что с заключенных брали 8 долларов за аспирин и заставляли ждать неделю, чтобы обратиться к врачу. Один критик заявил: «Это ставит их этический статус ниже, чем у операторов, кормящих животных в закрытых помещениях». Бывший надзиратель CCA в тюрьме Юджин Б. Пендлтон был обвинен в изнасиловании второй степени двух женщин-заключенных.Пендлтон провел 17 лет в тюрьме за убийство.

Серия неудач в Центре уголовного правосудия Дэвида Л. Мосса в конечном итоге привела к захвату объекта округом Талса в 2005 году. Комментируя решение Комиссии округа Талса, тогдашний президент и главный исполнительный директор Джон Фергюсон заявил: «Хотя мы разочарованы решением комиссии округа Талса, мы очень гордимся нашими достижениями во время нашего пребывания в должности управляющего DL Moss тюрьмы». [4]

17.«Нашей стране должно быть стыдно»: «Школа гладиаторов» в Айдахо

Возглавляет список учреждений, страдающих от систематических условий насилия и жестокости, Исправительный центр Айдахо (ICC) или так называемая «Школа гладиаторов». ICC имеет репутацию одного из самых жестоких исправительных учреждений в стране, получив свое прозвище из-за постоянных вспышек насилия, которые иногда наблюдаются и даже провоцируются охранниками CCA.

В отчете Associated Press за 2010 год говорится, что в этом учреждении было совершено больше нападений, чем во всех других тюрьмах штата Айдахо вместе взятых, и CCA урегулировала несколько судебных исков, касающихся жестоких нападений в центре, включая видеозапись инцидента с заключенной Ханни Элабед в январе 2010 года.[2] На опубликованных кадрах наблюдения видно, как Элабеда жестоко избивает другой заключенный, которому удается ударить в окно поста охраны и умолять о помощи, поскольку охранники не предпринимают никаких попыток вмешаться, пока Элабед не теряет сознание. После нападения, в результате которого Элабед впал в трехдневную кому, официальные лица CCA перевели Элабеда из больницы вопреки совету врача в более дешевое тюремное учреждение, прежде чем он смог получить серьезное лечение. Семья Элабед и CCA достигли конфиденциального соглашения относительно нападения.

Это был лишь один из нескольких судебных исков, возникших в результате череды жестоких инцидентов, в которых подробно говорилось о том, что охранники умышленно допускали и даже якобы организовывали нападения в качестве инструмента социального управления, а также отказывали в медицинской помощи людям, заключенным в их учреждениях, чтобы сэкономить деньги и прикрыть увеличить количество атак. В 2010 году эскалация насилия в центре привела к тому, что ACLU возбудил федеральный коллективный иск от имени заключенных против должностных лиц МУС и CCA, выделив двадцать четыре отдельных случая предотвратимых нападений, которые произошли в период с 2006 по 2010 год.[4] Стивен Певар, старший юрист ACLU, сказал, что за весь свой опыт судебного разбирательства с более чем 100 тюрьмами и тюрьмами он никогда не видел ничего подобного уровню насилия в МУС. Добавляя: «[нашей] стране должно быть стыдно отправлять людей в это учреждение». [5] CCA договорился с ACLU в 2011 году и согласился внести кадровые изменения и изменения в области безопасности в учреждении, чтобы обуздать высокий уровень насилия.

Однако, несмотря на конституционную обязанность и юридически обязывающее мировое соглашение по защите заключенных от насилия, в учреждении продолжают поступать сообщения о нападениях.В марте 2012 года заключенный Джейкоб Клевенджер подал в суд на CCA в связи с жестоким нападением на ICC, от которого, как он утверждает, сотрудники не смогли его защитить, когда они поместили его в тюремный блок, зная, что он подвергается большому физическому риску нападения со стороны членов конкурирующей банды. В настоящее время находится в стадии рассмотрения отдельный иск, поданный восемью заключенными в ноябре 2012 года, в котором утверждается, что сотрудники CCA по-прежнему используют групповое насилие как средство контроля над заключенными. ACLU продолжает выражать озабоченность по поводу безопасности в центре, подчеркивая возможное нарушение CCA мирового соглашения 2011 года.[7]

18. CCA лоббирует прозрачность

Индустрия частных тюрем часто рекламирует свою способность обеспечивать экономию средств и лучшую работу, чем государственный сектор. Тем не менее, нейтральные исследования часто обнаруживают, что частные тюрьмы экономят немного денег налогоплательщиков, если вообще экономят, и часто коррелируют с высокой текучестью кадров, отсутствием программ и низким качеством ухода за заключенными [1].

Индустрия в целом и CCA в частности потратили значительные ресурсы на то, чтобы гарантировать, что частные тюрьмы не подлежат такому же уровню прозрачности, как государственные учреждения.CCA активно лоббировала дальнейшие попытки подчинить его законам о прозрачности.

Существующие положения федерального Закона о свободе информации (FOIA) не распространяются на частные тюрьмы. Однако адвокаты и законодатели в течение многих лет утверждали, что частные объекты должны подпадать под действие закона об открытых записях. С 2005 года законодатели представили Закон об информации о частных тюрьмах (PPIA), федеральный законопроект, который распространяет на частные тюрьмы те же законы об открытых записях, что и на государственные учреждения.Тем не менее, каждое слушание встречало стойкое сопротивление со стороны индустрии частных тюрем, которые быстро умирали во время или до слушаний в подкомитете. [2] CCA возглавил эту атаку, потратив более 7 миллионов долларов на лоббирование различных вариантов Закона об информации о частных тюрьмах с 2007 года. [3]

Попытки CCA скрыть прозрачность не ограничиваются усилиями по лоббированию. Компания также призвала акционеров голосовать против мер прозрачности. В 2012 году совет директоров CCA единогласно рекомендовал акционерам проголосовать против решения акционеров, которое требовало бы от компании отчета о том, что CCA делает для сокращения случаев изнасилования и сексуального насилия в своих коммерческих тюрьмах.Резолюция не была принята [4], и CCA подала в SEC письмо о непринятии мер.

19. Консервативная повестка дня CCA и ALEC

ALEC, Американский законодательный совет по обмену, является политической организацией, известной тем, что вынашивает и распространяет консервативные политические программы, которые добились печально известного успеха в различных областях разработки политики, включая уголовное правосудие и, в частности, в поддержку коммерческой индустрии частных тюрем. . При своем основании в 1973 году заявление о целях ALEC включало в себя формулировку, указывающую на то, что организация не будет сосредотачивать свою энергию на влиянии на законодательство.Однако к 1980-м годам организация переключила внимание на влияние на законотворчество на уровне штатов и распространение модельного законодательства.

Хотя ALEC рекламирует себя как крупнейшую «членскую ассоциацию законодателей штатов», почти 98% ее доходов поступает из других источников, помимо членских взносов в законодательные органы, таких как корпорации, торговые ассоциации и корпоративные фонды. ALEC насчитывает более 300 корпоративных членов, каждый из которых платит от 7000 до 25 000 долларов за базовое членство, плюс дополнительные взносы за участие в одной из восьми национальных целевых групп, а также возможность дарить корпоративные подарки.Миллионы, которые ALEC получает в качестве корпоративной поддержки, используются для оплаты ежегодных собраний, поездок и встреч, на которых представители отрасли и группы с особыми интересами участвуют вместе с законодателями в разработке типового законодательства. Сеть государственной политики называет ALEC «фабрикой корпоративных счетов», где «корпорации передают законодателям штатов свои списки желаний, чтобы получить прибыль». [1]

Текущие корпоративные члены ALEC включают известные имена, такие как AT&T, Bristol-Meyers Squibb, Chevron, Comcast, Dupont, United Parcel Service и Visa.В этот список также включены печально известные консервативные институты, такие как Cato, Koch Industries, Free State Foundation и NRA.

Корпорация исправительных учреждений Америки была корпоративным членом ALEC более двух десятилетий и занимала ключевые руководящие должности в организации вместе с членами Исполнительного комитета, Комитета внутренней безопасности и Целевой группы по общественной безопасности и выборам, повестка дня которой включала жесткие — меры по борьбе с преступностью, которые привели к увеличению количества заключенных в пользу частных тюремных корпораций.

Влияние CCA на ALEC было широко распространено. Компания была членом Целевой группы общественной безопасности, одно время выступая в качестве сопредседателя. Эта целевая группа разработала типовое законодательство, включающее обязательный минимальный срок наказания, законы о трех забастовках, которые дают рецидивистам 25 лет пожизненного заключения, и законы о «правдивости приговора», которые требуют, чтобы заключенные отбывали большую часть или весь свой срок без возможности условно-досрочного освобождения. [2]

В 2010 году сенатор штата Аризона Рассел Пирс отстаивал и успешно принял закон SB 1070, который требует от сотрудников правоохранительных органов штата и местных органов власти определять иммиграционный статус людей, с которыми они вступают в «законные контакты», что увеличило поток незарегистрированных лиц. иммигрантов под стражу (см. № 21).Закон был предметом многочисленных юридических споров на том основании, что он будет применяться посредством расового профилирования латиноамериканцев. Модель SB 1070 была разработана в 2009 году Целевой группой по общественной безопасности и выборам, в которой приняли участие Пирс и представители CCA. Сообщается, что CCA определила иммиграцию как источник прибыли для роста индустрии частных тюрем. Частные тюрьмы управляют примерно половиной всех мест содержания под стражей иммигрантов, и поэтому SB 1070 и другие антииммиграционные законы, которые продвигает ALEC, — это деньги в карманах руководителей CCA, акционеров и их коллег по отрасли.Хотя CCA, как сообщается, покинула ALEC в 2011 году, наследие и влияние связи компании с ALEC сохраняются надолго.

20. Вращающаяся дверь: инсайдеры выигрывают крупные контракты для CCA

Corrections Corporation of America долгое время полагалась на вращающуюся дверь между государственными исправительными учреждениями и частной прибылью, чтобы помочь компании получить влияние на государственные, местные и федеральные агентства и законодателей. Ниже приводится краткий список некоторых руководителей компании и их бывших должностей в правительстве, составленный на основе исследований, проведенных Институтом частных исправительных учреждений.

Начальник исправительного учреждения CCA Харли Г. Лаппин — бывший директор Федерального бюро тюрем (BOP). Он ушел из BOP вскоре после ареста за вождение в нетрезвом виде. Во время пребывания Лаппина в BOP агентство заключило с CCA контракт на 129 миллионов долларов на содержание иммигрантов в тюрьме в округе Адамс, штат Миссисипи. Позже на объекте взорвались беспорядки из-за отсутствия еды и медицинского обслуживания. [2]

Старший вице-президент Дж.Майкл Куинлан , который курирует программу обеспечения качества CCA, является бывшим директором BOP. На него подал в суд сотрудник BOP, который утверждал, что Куинлан сексуально домогался его в гостиничном номере; дело урегулировали конфиденциально. [3]

Председатель правления CCA и бывший главный исполнительный директор Джон Д. Фергюсон — бывший комиссар по финансам и администрации штата Теннесси. CCA имеет три контракта с Департаментом исправительных учреждений штата Теннесси. Фергюсон был одним из членов Переходного консультативного совета губернатора Дона Сандквиста, назначенного консультировать по вопросам политики, когда штат рассматривал возможность приватизации до 70 процентов своей тюремной системы.[4]

Член правления Деннис ДеКончини — бывший сенатор США от штата Аризона, член «китинговой пятерки» — группы из пяти сенаторов, обвиняемых в коррупции в связи со скандалом со ссудно-сберегательными операциями. Сенатский комитет по этике постановил, что он действовал ненадлежащим образом, вмешиваясь в расследование, проводимое Советом Федерального банка жилищного кредита, но он не был подвергнут санкциям или дисциплинарным взысканиям. В настоящее время он также входит в состав Попечительского совета штата Аризона. [5]

Член правления Тергуд Маршалл мл. был секретарем кабинета президента Клинтона и директором по законодательным вопросам и заместителем советника вице-президента Эла Гора. [6]

Член правления Донна М. Альварадо , ранее заместитель помощника министра обороны США, советник подкомитета Судебного комитета Сената США по иммиграции и политике в отношении беженцев, а также сотрудник Специального комитета Палаты представителей США по борьбе со злоупотреблением наркотиками и Контроль. [7]

Наряду с наймом бывших правительственных чиновников и своим спорным участием в ALEC, CCA продолжает развивать много выгодных отношений с правительственными чиновниками посредством своих щедрых пожертвований на предвыборную кампанию.Наиболее заметные из этих политических связей были в Калифорнии. Только в 2007–2008 годах CCA выделила 234 500 долларов калифорнийским законодателям и тратила около 45 000 долларов в квартал на лоббистов в Калифорнии. В том же году, после чрезвычайного заявления губернатора Арнольда Шварценеггера о переполненности тюрем, законодательный орган утвердил AB 900, предоставив штату больше полномочий по переводу заключенных в частные тюрьмы за пределами штата.

В 2009 году CCA выделила 100 000 долларов коалиции Шварценеггера «Бюджетная реформа сейчас».Шесть месяцев спустя Калифорнийское управление исправительных учреждений и реабилитации приняло решение отправить еще 2336 заключенных в тюрьмы CCA, продлив их контракт на сумму более 54 миллионов долларов в год. [6] Стоимость контрактов CCA с Калифорнией резко возросла с почти 23 миллионов долларов в 2006 году до 700 миллионов долларов в 2009 году. 31-кратное увеличение контрактов CCA за три года росло в геометрической прогрессии благодаря пожертвованиям компании на кампанию, с 36 750 долларов в 2006 году (из из которых 25 000 долларов достались Республиканской партии) до 233 500 долларов в 2007–2008 годах, а затем почти 139 000 долларов в 2009 году.[8]

21. CCA помогает развивать бизнес по содержанию под стражей, прибыль от Закона об иммиграции штата Аризона SB1070

В апреле 2010 года вся страна ахнула, когда губернатор штата Аризона Ян Брюэр подписал закон SB 1070. Законопроект был, безусловно, самым радикальным и жестким законопроектом об иммиграционном принуждении на уровне штата в стране. Он внедрил так называемое положение «покажи мне свои документы», которое криминализировало отсутствие надлежащих иммиграционных документов и давало полиции широкие полномочия задерживать любого, даже подозреваемого в отсутствии документов, что вызывало опасения массового расового профилирования латиноамериканцев.[1]

Критики законопроекта утверждали, что он приведет к резкому увеличению числа иммигрантов, содержащихся в центрах содержания под стражей. Корпорация исправительных учреждений Америки является крупнейшим в стране местом задержания иммигрантов и напрямую выиграла от реализации закона.

На самом деле, похоже, что компания действительно сыграла роль в разработке SB 1070. Законопроект был первоначально разработан сенатором штата Аризона Расселом Пирсом. Пирс, которого Южный юридический центр по борьбе с бедностью охарактеризовал как человека с «поразительным» уровнем «паранойи и фанатизма»,[2] затем передал законопроект в Американский совет по обмену законодательными актами (ALEC), где он входил в состав Целевой группы по общественной безопасности. .CCA также долгое время был членом этой целевой группы (см. № 19) [3].

Согласно NPR, CCA был представителем на закрытом собрании ALEC, где был разработан модельный закон об иммиграции, который позже стал SB 1070. Губернатор Брюэр, подписавший законопроект, имеет тесные связи с CCA. Ее пресс-секретарь Пол Сенсеман и руководитель кампании Чак Кофлин в прошлом лоббировали частные тюремные компании. Более того, 30 из 36 спонсоров SB 1070 получили пожертвования от лоббистов индустрии частных тюрем.[4]

22. Семейное задержание и сексуальное насилие в Hutto

Номинально «жилой комплекс», Т. Дон Хатто — бывшая тюрьма строгого режима, охраняемая патрульными машинами и расположенная между бейсбольным полем и эстакадой, отделенная от более богатой части города железнодорожными путями.

В 1997 году при поддержке чиновников из Тейлора, штат Техас, которые надеялись, что тюрьма принесет местной экономике 4 миллиона долларов, Корпорация исправительных учреждений Америки (CCA) построила Хатто как тюрьму строгого режима для мужчин из Техаса и Орегона.В конце концов Hutto стал федеральным следственным изолятором, но к 2003 году контракты CCA не обеспечивали достаточного количества федеральных заключенных, чтобы сделать Hutto прибыльным. CCA и городские власти заявили, что единственный способ получить прибыль — превратить Хутто из тюрьмы в центр содержания под стражей.

Когда Hutto вновь открылся в качестве второго «семейного интерната» ICE в 2006 году, он увеличил вместимость семейного содержания под стражей с 84 коек до 592. Большинство задержанных семей Hutto были просителями убежища из Центральной Америки, Африки и Восточной Европы. , и Ирак.

В последующие три года Хатто стал, пожалуй, самым печально известным центром содержания под стражей иммигрантов в Соединенных Штатах, вызвав десятки протестов, массовое и широкое внимание средств массовой информации, судебные тяжбы и расследования в Конгрессе. Когда активисты протестовали за пределами Hutto, адвокаты были шокированы тем, что они нашли внутри. Задержанные матери сообщали своим адвокатам об ужасающих условиях; семьи делили маленькие камеры без уединения; дети были одеты в тюремную форму; задержанные были вынуждены соблюдать строгий тюремный график, независимо от религиозных соображений.

Условия в Hutto нарушили почти все права, предоставленные детям, находящимся под опекой ICE, в решении 1997 года Flores v. Meese, которое предусматривало иммиграционные процедуры для всех несовершеннолетних, находящихся под опекой ICE. Так, в марте 2007 года ACLU, Иммиграционная юридическая клиника Техасского университета и частная юридическая фирма подали в суд на Министерство внутренней безопасности за освобождение 26 детей, задержанных в Хатто. Утверждая, что условия в Hutto нанесли непоправимый вред задержанным детям и что в соглашении Флореса говорится, что как освобождение, так и воссоединение семьи должны быть политикой ICE, адвокаты пытались закрыть Hutto, продемонстрировав, что это грубо не соответствует действующему закону.Урегулирование Hutto выявило массовые нарушения требований, начиная от неадекватного образования, медицинского обслуживания и питания и заканчивая опасными жилыми помещениями для малышей и младенцев и отсутствием конфиденциальности между адвокатом и клиентом. Администрация Обамы объявила об окончании содержания под стражей членов семьи в Hutto в августе 2009 года, но полностью закрыть Hutto не удалось.

Hutto был предметом двух федеральных расследований сексуального насилия и коллективного иска, поданного ACLU в 2011 году от имени женщин-иммигрантов, которые утверждали, что подверглись сексуальному насилию, находясь под стражей в США.S. Иммиграционная и таможенная служба (ICE) в Техасе [1]. Сотрудник CCA Дональд Чарльз Данн был признан виновным в сексуальном насилии по меньшей мере в отношении 8 задержанных женщин-иммигрантов при транспортировке их из учреждения. [2] Данн был приговорен к 10 месяцам в федеральной тюрьме.

23. «Это был кошмар»: Насилие и смерть в Янгстауне

Северо-восточный исправительный центр Огайо (NOCC) был построен Корпорацией исправительных учреждений Америки в Янгстауне, штат Огайо, и выделяется как катастрофический провал в пестрой истории бесхозяйственности и нарушений прав человека CCA.Он был построен (с бесплатной землей и 75% -ной налоговой льготой от города) для размещения заключенных из округа Колумбия. Практически с момента открытия в мае 1997 года в учреждении царили насилие и беспорядки, в том числе множественные ножевые ранения, два убийства, смерти по медицинским показаниям и широкое применение слезоточивого газа к заключенным. Обсуждая учреждение в Янгстауне, Питер Дэвис, директор Инспекционного комитета исправительного учреждения штата Огайо, сказал, что «в истории Огайо нет ничего похожего на насилие в этой тюрьме.[1]

В августе 1997 года от имени заключенных был подан коллективный иск о высоком уровне насилия и опасных условиях в учреждении. Город Янгстаун присоединился к делу в марте 1998 года после того, как появилось множество сообщений о широкомасштабном насилии. В феврале следующего года, когда в центре было 19 ножевых ранений (в том числе несколько человек со смертельным исходом), федеральный судья приказал округу Колумбия прекратить перевод заключенных в это учреждение. Федеральный приказ обратил внимание на неспособность CCA должным образом классифицировать группы заключенных с разным уровнем безопасности, демонстрируя «намеренное безразличие к условиям содержания заключенных» и подвергая их риску насилия.[2]

Возмущение общественности по поводу управления тюрьмой обострилось в июле 1998 года, когда шестеро заключенных прорвались сквозь ограждение тюрьмы и средь бела дня сбежали; Сотрудники ССА не уведомили правоохранительные органы в установленные сроки. Независимая проверка управления и эксплуатации объекта в ноябре 1998 г. объяснила, что основные неудачи NOCC были «результатом серьезно ошибочных решений руководителей CCA и DOC», и пришел к выводу, что «… самые серьезные проблемы, которые поставили под угрозу безопасность населения, персонала или заключенных можно было предотвратить.[3] Несмотря на то, что мэр Янгстауна изначально заманил CCA в город, он заявил: «Это был кошмар. Доверие к [CCA] равно нулю».[4]

CCA урегулировала коллективный иск в марте 1999 года, согласившись выплатить 1,6 миллиона долларов заключенным и 756 000 долларов в качестве судебных издержек. Соглашение также предусматривало постоянный независимый наблюдатель в учреждении, а также ежегодный пересмотр системы классификации заключенных. После того, как округ Колумбия отказался продлить свой контракт, CCA закрыла тюрьму в июле 2001 года.Тем не менее, похоже, что наследие CCA, связанное с насилием и управленческой некомпетентностью в центре, было быстро забыто; компания вновь открыла учреждение в 2004 году, на этот раз в основном для содержания федеральных заключенных. Споры вокруг центра не утихают. В мае 2012 года суд постановил, что CCA задолжала городу Янгстаун 1,5 миллиона долларов налогов после трех лет невыплаченных налоговых платежей.

24. Защита кроватей в Колорадо

Колорадо столкнулся с завидной проблемой.В течение нескольких лет уровень преступности в штате и численность заключенных сокращаются. К 2013 году в штате было чуть более 20 000 человек за решеткой, что на 7 500 человек меньше, чем ожидалось. [1] В результате за последние четыре года государство закрыло пять тюрем, в том числе одно учреждение CCA. Из 24 государственных тюрем в Колорадо в 2012 году три находились в ведении Corrections Corporation of America, а еще одна — GEO Group. Имея тысячу пустых тюремных коек, Колорадо получил возможность закрыть некоторые из своих тюрем. Тем не менее, CCA закрепила за собой место в штате благодаря тихой сделке с офисом губернатора Джона Хикенлупера в мае 2012 года.Сделка, заключенная лоббистом CCA и бывшим сенатором штата Колорадо Майком Фили, гарантировала CCA 3300 коек по годовой ставке 20 000 долларов каждая до 13 июня, или в общей сложности 66 000 000 долларов. CCA заплатила свои взносы в Колорадо, инвестировав 200 000 долларов на лоббирование в Колорадо с 2008 года, в том числе 2000 долларов губернатору Хикенлуперу. [2]

Хотя закрытие государственных коммерческих частных тюрем имеет смысл с финансовой точки зрения, оно имеет еще большее значение с точки зрения прав человека. Даже администрация губернатора ранее признала необходимость больше тратить на здравоохранение и реабилитацию осужденных за преступления.В январе глава аппарата Hickenlooper Мишель Уайт объявила о намерении губернатора взять сбережения от закрытия тюрем и инвестировать их в способы сокращения рецидивизма. Поскольку треть заключенных в Колорадо и две трети женщин-заключенных в Колорадо страдают психическими заболеваниями, Уайт подтвердил, что они «очень усердно работают, чтобы вызволить из тюрьмы наших людей с проблемами психического здоровья». [3]

Тюрьмы

CCA Колорадо не чужды злоупотреблениям и судебным искам.В 2009 году CCA выплатила 1,3 миллиона долларов для урегулирования иска о сексуальных домогательствах, в котором 21 сотрудница жаловалась на дискриминацию, домогательства и сексуальное насилие на работе. [4] Беспорядки 2004 года в исправительном учреждении округа Кроули привели к массовым травмам и двум судебным искам от 199 человек, которые привели к урегулированию в размере 600 000 долларов. [5] Один из истцов заявил: «[с нами] обращались не как с людьми, с нами обращались скорее как с животными — с животными, вероятно, обращаются лучше». [6]

25.Бесхозяйственность и насилие в исправительном учреждении Кита Карсона

Исправительное учреждение Кита Карсона является одним из примеров учреждения CCA, изобилующего нарушениями прав человека и скандалами. Почти сразу после его открытия в ноябре 1998 года сообщения о сексуальных скандалах, незаконном обороте наркотиков и крайней жестокости хлынули из печально известного учреждения в Берлингтоне, штат Колорадо. Всего девять месяцев спустя тюрьма находилась под следствием Департамента исправительных учреждений (DOC) в связи с утверждениями о контрабанде наркотиков и обвинениями в том, что до 15 сотрудниц имели сексуальные связи с заключенными, включая слухи о по крайней мере одной беременности.Пресс-секретарь DOC Лиз Макдоно сказала: «Честно говоря, мы очень внимательно следим за этим местом». и охраннику CCA Шанне Терпин было предъявлено обвинение в провозе контрабанды в учреждение и в сексуальных отношениях с заключенным.

Люди, заключенные в Кит Карсон, сообщили, что коррупция персонала была настолько распространена, что почти любое вещество можно было достать и пронести в учреждение контрабандой по разумной цене.«Это место было плохо укомплектовано персоналом, а люди, которые там работали, были плохо обучены», — сказал бывший заключенный Марвин Васичек. «Многие из этих людей никогда раньше не работали в исправительных учреждениях, и они были просто не в своей сфере. Невероятно, что столько офицеров вовлечены в такие закулисные дела». Постоянно выявлялась неопытность персонала; многие сотрудники были наняты без предварительного опыта исправления и прошли небольшую подготовку, кроме нескольких недель занятий в классе и одной недели обучения на рабочем месте.[2]

Бунт в 1999 году, начавшийся из-за торгового автомата, быстро перерос в насилие из-за действий персонала. Обвинения были сняты с бунтующих заключенных после того, как судья постановил, что персонал неправильно отреагировал на инцидент. Недоукомплектованность достигла опасного уровня, вплоть до того, что сотрудники, уволенные за нарушение политики компании, были вновь приняты на работу. [4] Медицинское отделение особенно пострадало от нехватки персонала: было объявлено, что медицинский персонал больше не будет находиться на месте, а неотложная медицинская помощь в нерабочее время будет поручена дежурному администратору с пейджером.«Наша медицинская ситуация сейчас довольно слабая, — признал надзиратель Долан Уоллер, — но мы работаем над тем, чтобы решить эту проблему». [6] Сообщения о жестокости сотрудников также характеризовали центр: позвонить своим адвокатам, не получив необходимой медицинской помощи, другим, которые были жестоко избиты сотрудниками после попытки к бегству. «Я бы заплатил этим парням арендную плату, чтобы вытащить меня отсюда. Это был сущий кошмар», — сказал один заключенный.

К сожалению, несмотря на обеспокоенность, высказанную как законодательным органом, так и DOC по поводу условий и операций в Kit Carson, CCA продолжает управлять объектом, хотя он остается местом серьезных споров.В 2004 г. CCA урегулировал федеральный иск, в котором утверждалось, что сотрудники тюрьмы отказались выписать рецепт для 26-летнего Джеффри А. Буллера, который страдал от наследственного ангионевротического отека, что привело к его смерти за день до освобождения в мае 2001 г. И, несмотря предполагаемых эксплуатационных улучшений, похоже, что CCA мало что сделал для повышения стандартов на объекте. В сентябре 2007 года было обнаружено, что сотрудница Тереза ​​​​Картер находилась в сексуальных отношениях с заключенным, которые проводились в туалете для персонала.Картеру было предъявлено обвинение в сексуальном контакте в пенитенциарном учреждении, и он получил двухлетний отсроченный приговор. В декабре 2011 года охранник CCA и заключенный погибли, когда транспортный фургон CCA разбился о дорогу по пути из Кита Карсона в исправительное учреждение Лимона. Факторами аварии были названы превышение скорости и неопытный водитель.

26. Смерть Эстель Ричардсон

Из множества трагических смертей, произошедших в учреждениях CCA, выделяется насильственная смерть Эстель Ричардсон в учреждении CCA в 2004 году.

Ричардсон умер 5 июня 2004 года, находясь в одиночной камере в следственном изоляторе метро (MDF), управляемом CCA, в Нэшвилле, штат Теннесси. На момент смерти мать двоих детей находилась в изоляции в течение трех недель, и ее выпускали только на один час в день для отдыха и время от времени для принятия душа. [1]

MDF был хронически недоукомплектован и переполнен, и на момент заключения Ричардсона в нем находилось на 400 человек больше, чем 900, для которых он был рассчитан. За три с половиной года до ее смерти в учреждении умерло еще девять человек.

Отчет о вскрытии показал, что Ричардсон получила травмы, которые она не могла причинить себе.[2] В частности, у Ричардсон было четыре сломанных ребра, треснувший череп и травмы внутренних органов, соответствующие «травме замедления», что означает, что ее голова и тело, должно быть, ударились о твердую поверхность. Доктор Брюс Леви, главный судмедэксперт штата Теннесси, охарактеризовал ее травмы как убийство из-за «травмы головы тупым предметом».[3]

Четверо охранников были обвинены в избиении Ричардсона.Однако прокурор снял обвинения из-за отсутствия доказательств, в том числе из-за отсутствия видеозаписи, на которой Ричардсон удаляют из ее камеры, несмотря на тюремную политику, требующую записи таких записей. Сообщается, что следователь проверил видеокамеру и нашел ее в рабочем состоянии, что вызвало подозрения относительно местонахождения видеозаписи. [4]

Семья Ричардсонов подала иск против CCA, утверждая, среди прочего, что Ричардсон была избита палицей, когда находилась в клетке в душе, и что за несколько недель до ее смерти было обнаружено, что у нее «сочалась кровь» из головы.В иске также утверждалось, что за день до ее смерти у Ричардсон была ссора с охранниками, которые сказали ей «поднять свою противную задницу и убраться в своей комнате». [5] В апреле 2006 года CCA заключила конфиденциальное соглашение на сумму около 2 миллионов долларов, чтобы урегулировать судебный процесс, поданный детьми Эстель Ричардсон. [6]

27. Мощение трубопровода из школы в тюрьму

Корпорация исправительных учреждений Америки расширила свою деятельность за пределы исправительного сектора и охватила систему государственных школ.Несмотря на то, что они не являются правоохранительными органами и не укомплектованы сертифицированными блюстителями порядка, сотрудники CCA помогали местным правоохранительным органам проводить рейды по борьбе с наркотиками в средней школе Виста-Гранде в Аризоне. 31 октября 2012 г. CCA предоставила группы K-9 для помощи в проведении зачистки школы от наркотиков. Школу закрыли, и все ученики выстроились у стен, а собаки патрулировали коридоры. В результате рейдов трем школьникам в возрасте от 15 до 17 лет было предъявлено обвинение в хранении марихуаны.«Приглашение коммерческих тюремных охранников для проведения правоохранительных мероприятий в старшей школе — это, пожалуй, самое прямое выражение «конвейера из школы в тюрьму», которое я когда-либо видел», — сказала Кэролайн Айзекс, программный директор офиса в Тусоне. Комитета службы американских друзей.[1] Бывший тюремный надзиратель и специалист по исправительным учреждениям Карл Торсбайнс поднял вопрос о привлечении компании, которая была в центре жестоких споров и скандалов по всей стране в школах, добавив: «Я не думаю, что вам следует использовать сотрудников исправительных учреждений для работы с детьми.Это другая культура, другая обстановка, другой подход. Это неуместно.»[2]

Помимо этических вопросов, возникающих в связи с участием CCA в школьной деятельности, и того факта, что CCA является частной корпорацией, получающей прибыль от лишения свободы людей, роль CCA в рейдах по борьбе с наркотиками прямо противоречит Административному кодексу Аризоны, который предусматривает, что обязанности блюстителя порядка может осуществляться только при наличии соответствующей аттестации. Охранники CCA не имеют квалификации или действительно имеют юридическую сертификацию для оказания помощи правоохранительным органам.«Они [CCA] используют систему уголовного правосудия как средство получения дохода — для получения прибыли», — сказал Торсбайнс. «Итак, их интересы в системе уголовного правосудия полностью противоположны интересам полицейского. Полицейский — это общественная безопасность. Основной интерес CCA и связанных с ней организаций — прибыль. Таким образом, конфликт интересов определенно существует». Фактически, в рамках модели Американского совета по законодательству и обмену (ALEC) «Закона о школах без наркотиков» CCA участвовала в продвижении законодательства, направленного на усиление присутствия правоохранительных органов по борьбе с наркотиками в кампусах государственных школ и ужесточение приговоров за преступления, связанные с наркотиками, в «наркотиках». -свободные школьные зоны.(см. #19)

28. Гавайских женщин вывезли из Оттер-Крик в Кентукки после сексуальных посягательств

Начиная с 1995 года, чтобы сэкономить деньги и уменьшить переполненность тюрем, Департамент общественной безопасности Гавайев регулярно переводит людей в частные тюрьмы на материке. В их число входил исправительный центр Оттер-Крик, управляемый CCA, в Уилрайте, Кентукки. Однако ожидаемая экономия средств дорого обошлась, когда все 168 гавайских женщин-заключенных были вывезены из учреждения после того, как в 2009 году всплыли обвинения в сексуальном насилии со стороны тюремных охранников.

Когда гавайские следователи отправились в Кентукки, они обнаружили, что по крайней мере пять сотрудников исправительного учреждения, включая капеллана, были обвинены в сексе с заключенными за последние три года, и четверо из обвиняемых были осуждены. Кроме того, правоохранительным органам недавно было передано три дела об изнасиловании надзирателей и гавайских заключенных.[1]

Женщина с Гавайев, подвергшаяся сексуальному насилию во время заключения в Оттер-Крик, в октябре 2009 года подала иск против CCA и штата Гавайи, утверждая, что обе стороны были в курсе обвинений в сексуальном насилии в учреждении, но не предприняла никаких действий для предотвращения дальнейших инцидентов.Женщина подверглась сексуальному насилию 17 октября 2007 года со стороны бывшего сотрудника Даррена Грина, который позже был осужден за сексуальное насилие второй степени. Кроме того, Лиза Лэмб, пресс-секретарь Департамента исправительных учреждений Кентукки, заявила, что расследует 23 обвинения в сексуальном насилии в учреждении CCA, начиная с 2006 года.

Через три года после того, как официальные лица Гавайев объявили о высылке женщин из тюрьмы Оттер-Крик, Алекс Фридманн из Prison Legal News, бывший заключенный CCA и нынешний акционер CCA, предложил совету директоров CCA предоставлять два раза в год отчеты своим акционерам об усилиях компании. уменьшить количество случаев изнасилования и сексуального насилия в их учреждениях[4].Несмотря на сексуальные посягательства в Оттер-Крик за три года до этого, CCA ответила на предложение Фридмана пространным опровержением и рекомендациями голосовать против него, одновременно заявив о «подходе с нулевой терпимостью к сексуальному насилию над заключенными». Разве компания, которая утверждает, что заняла «лидерскую позицию в борьбе с сексуальным насилием над заключенными», не хотела бы, чтобы ее акционеры знали об этих усилиях?

29. Убийства в исправительном центре Сагуаро в Аризоне

В 2012 году семьи двух убитых гавайских заключенных подали иски о неправомерной смерти против Корпорации исправительных учреждений Америки и штата Гавайи.Клиффорд Медина, 23 года, и Бронсон Нунуха, 26 лет, подверглись нападению и были убиты в своих камерах другими заключенными исправительного центра CCA Сагуаро в Элое, штат Аризона. И Медина, и Нунуха отбывали короткие сроки за ненасильственные преступления.

Нунухе оставалось меньше года, чтобы отбыть свой пятилетний срок за кражу со взломом и материальный ущерб, когда он был смертельно избит и получил более 140 ножевых ранений от двух членов тюремной банды. Сообщается, что нападавшие вырезали инициалы своей банды на груди Нунухи.[1] Нунуха был убит во время участия в специальной программе поощрения жилья, или SHIP, где заключенные с более высоким уровнем безопасности делили одно и то же пространство для отдыха с осужденными за менее тяжкие преступления. Когда произошло убийство, дежурил один охранник, который следил за примерно 50 заключенными. По словам свидетеля, нападавшие «приняли душ, переоделись и снова смешались с другими заключенными» до того, как кто-либо обнаружил тело Нунухи.

Всего через несколько месяцев после смерти Нунухи в том же учреждении CCA другой заключенный на Гавайях был задушен другим заключенным в своей камере.Клиффорд Медина отбывал пятилетний срок за нарушение испытательного срока, когда его поместили в ту же камеру для изоляции, что и Махинаули Сильва, который, как сообщается, был известным членом банды с проблемами контроля над гневом. По словам свидетеля, незадолго до убийства Сильва предупредил, что нападет на Медину, если его не выведут из камеры. Ответ сотрудника CCA был: «Пока вы двое не убиваете друг друга, мне все равно». Хотя сотрудники CCA провели обход подразделения, они не узнали, что Медина был убит, пока Сильва не сообщил им, что он мертв.[3]

30. «Ни один ребенок не должен рождаться в туалете в тюрьме»: равнодушие приводит к смерти в тюрьме штата Доусон в Техасе

Ни для кого не секрет, что CCA имеет большой послужной список безразличного отношения к здоровью и безопасности людей, находящихся в заключении в его учреждениях. Возможно, один из наиболее вопиющих примеров этого можно увидеть в череде предотвратимых смертей в государственной тюрьме Доусон в Далласе, штат Техас, управляемой CCA. [1] Только в 2012 году репортер новостей из Далласа с апреля по ноябрь провел пять разоблачений, в которых освещалось несколько смертей и обвинения в жестоком обращении в учреждении.Среди них были сообщения о гибели трех женщин, отбывающих краткосрочные сроки за ненасильственные преступления, связанные с наркотиками. Члены семей женщин и другие лица, находившиеся в заключении в учреждении, сообщали о грубой неспособности персонала CCA обеспечить уход или адекватно реагировать на просьбы о помощи.

Случай с Отем Миллер ничем не отличался. В 2012 году, отбывая годичный срок в учреждении, Миллер родила недоношенную девочку в туалете без присутствия медицинского персонала.[2] За три недели до родов Миллер утверждает, что ее запрос на тест на беременность и мазок Папаниколау был проигнорирован. Младенец прожил всего 4 дня.

После разоблачения этих трагических смертей двое бывших охранников CCA, работавших в государственной тюрьме Доусона, заявили, что знают, что происходит внутри учреждения, и считают, что смертей можно было избежать. [3] Тот факт, что члены семьи, люди, заключенные в Доусоне, и даже бывшие сотрудники CCA заявили о халатности CCA, говорит о многом.Между тем, в иске, поданном против CCA в апреле 2013 года, утверждается, что компания не предоставила информацию, касающуюся медицинского обслуживания и смертей в учреждении, несмотря на поданные запросы в соответствии с Законом о свободе информации. Юрист Техасского проекта по гражданским правам Брайан МакГиверин прокомментировал: «CCA скрывает правду о своем руководстве, потому что знает, что правда ужасна. Но им это не сойдет с рук. Техасцы знают, как обеспечить подотчетность правительства. домашнее задание и держите его честно.В тюрьме штата Доусон и за ее пределами мы намерены показать CCA, что это не выше закона». [4]

10 июня 2013 г., после массовой кампании с призывом к штату Техас закрыть тюрьму штата Доусон, Департамент уголовного правосудия Техаса проинформировал Корпорацию исправительных учреждений Америки о том, что его контракты с тюрьмой штата Доусон и исправительным учреждением для условно-досрочного освобождения Минерал-Уэллс, оба из которых заканчиваются 31 августа 2013 г., не будут продлены.

Beyond Estelle: Медицинские права заключенных пациентов

Грег Добер

Как и большинству других людей, заключенным иногда требуется медицинская помощь при недомоганиях, травмах и заболеваниях.Однако, по-видимому, существует неправильное представление о правах заключенных на медицинское обслуживание среди врачей, администраторов медицинских учреждений, персонала исправительных учреждений и сотрудников правоохранительных органов. В этой статье будут рассмотрены некоторые медицинские права и судебные решения, относящиеся к заключенным, включая такие вопросы, как принятие медицинских решений, конфиденциальность медицинской информации, принудительное кормление и принудительные медицинские процедуры.

Было принято несколько знаковых решений, касающихся здравоохранения и лишения свободы. Два основополагающих дела — Estelle v.Gamble , 429 U.S. 97 (1976) и Farmer v. Brennan , 511 U.S. 825 (1994). В Estelle Верховный суд США установил стандарты, которые заключенный должен доказать в соответствии с Восьмой поправкой о жестоком и необычном наказании, связанном с неадекватным медицинским обслуживанием. В особом мнении судья Джон Пол Стивенс заявил в сноске: «Если государство принимает решение о назначении тюремного заключения в качестве наказания за преступление, я считаю, что оно обязано предоставить лицам, находящимся под стражей, систему здравоохранения, отвечающую минимальным стандартам адекватность . »

Верховный суд в решении Фермер постановил, что преднамеренное безразличие тюремного служащего к существенному риску для заключенного нарушает Восьмую поправку и приводит к жестокому и необычному наказанию.

Эти два дела содержали руководство в отношении правовых стандартов доступа к здравоохранению и преднамеренного безразличия в соответствии с Восьмой поправкой, но не «определяли минимальные стандарты адекватности» для медицинского обслуживания в тюрьмах и тюрьмах, а также права заключенного-пациента в принятии медицинских решений. изготовление.

Хотя эти постановления не касались прав заключенных на принятие медицинских решений, другие судебные решения внесли больше определенности и ясности. Однако администраторы исправительных учреждений, сотрудники и медицинский персонал часто злоупотребляют процессом принятия медицинских решений в отношении заключенных и задержанных. Кроме того, врачи и другие медицинские работники часто незнакомы с этическими и юридическими правами на принятие медицинских решений, которые заключенные имеют как пациенты, и часто чувствуют себя запуганными тюрьмой и тюремными властями.

Недавний пример злоупотребления медицинскими решениями был опубликован в выпуске Prison Legal News за март 2019 года. В Алабаме надзиратель, не имевший права принимать медицинские решения, потребовал от больницы «не предпринимать героических действий» и выполнить приказ «не реанимировать» (DNR) заключенного, доставленного в больницу в критическом состоянии. Кроме того, надзиратель позже потребовал прекратить меры жизнеобеспечения, что привело к смерти заключенного. [См.: PLN , март.2019, с.29]. Больница и клиницисты совершили грубую ошибку, согласившись следовать указаниям надзирателя относительно лечения заключенного. В соответствии с законодательством штата Алабама, § 22-8A-11 Кодекса Алабамы, надзиратель не имел полномочий запрашивать такие действия, и закон штата назначает членов семьи пациента соответствующими лицами, принимающими медицинские решения.

Принятие медицинских решений

Юридический знаковый прецедент для дел, связанных с принятием медицинских решений, не имеет кардиального происхождения.Два решения суда, затрагивающие права пациентов на принятие медицинских решений, были вынесены в результате трагической гибели двух молодых женщин, Карен Энн Куинлан ( In re Quinlan , 355 A.2d 647 (Нью-Джерси, 1976)) и Нэнси Крузан ( Cruzan v. Директор Департамента здравоохранения Миссури , 497 US 261 (1990)).

В 1975 году 21-летний Куинлан был найден без сознания и в постоянном вегетативном состоянии. В последующие месяцы, когда ее состояние не улучшилось, ее родители потребовали снять аппарат ИВЛ и другие средства жизнеобеспечения.Прокурор округа Моррис, штат Нью-Джерси, пригрозил обвинением в убийстве, если меры по поддержанию жизни будут прекращены, утверждая, что государство обязано сохранять жизнь. Верховный суд штата Нью-Джерси постановил, что родители Куинлана имели право прекратить медицинское обслуживание их бессознательной дочери. Суд постановил, что право пациента на неприкосновенность частной жизни превалирует над интересами государства в данном случае. Кроме того, законные опекуны, такие как родители, могут действовать от имени прав пациента, если они не могут сделать это сами, будучи недееспособными.

В 1983 году 25-летняя Нэнси Крузан попала в автомобильную аварию в штате Миссури. Ее реанимировали врачи скорой помощи, и, как и Куинлан, она оставалась в устойчивом вегетативном состоянии. В 1988 году ее родители потребовали, чтобы ей удалили зонды для кормления и другие средства жизнеобеспечения. Как и в случае с Quinlan , штат утверждал, что его ответственность заключается в сохранении жизни своих граждан. Родители и друзья Крузан показали, что, когда она была здорова, дееспособна и дееспособна, она давала понять, что не хотела бы выживать в таком тяжелом состоянии здоровья.Предоставив доказательства решения, которое Крузан приняла бы, если бы у нее была такая возможность, Верховный суд США постановил, что ее родители имеют право действовать от ее имени, в том числе на удаление зондов для кормления.

Эти дела установили важные права принятия медицинских решений для всех пациентов, включая заключенных; при дееспособности и недееспособности пациенты имеют право самостоятельно принимать решения в отношении своего медицинского обслуживания, включая право на отказ от определенных видов медицинской помощи. Все пациенты, включая заключенных, имеют право назначать, кто должен принимать их медицинские решения, если они становятся недееспособными или недееспособными.Все пациенты, включая заключенных и назначенных ими лиц, принимающих медицинские решения, имеют право на получение надлежащей информации о состоянии здоровья, прогнозе, диагнозе, рисках и альтернативах лечения посредством информированного согласия. Надзиратели, охранники, шерифы и полицейские не являются назначенными судом законными опекунами и, следовательно, не могут принимать медицинские решения от имени находящихся в заключении пациентов.

Как и в упомянутом выше деле в Алабаме, в котором надзиратель запросил ордер DNR для госпитализированного заключенного, нарушение закона со стороны сотрудников исправительных учреждений или правоохранительных органов является отменой медицинских решений заключенного-пациента или лица, заменяющего их лиц, принимающих медицинские решения. , и соблюдение врачами этих требований является нарушением этики.Для врачей или других поставщиков медицинских услуг, которые подчиняются таким просьбам, это также может быть нарушением профессиональных этических кодексов, а также различных законов штата, включая законы о нападении и нанесении побоев по медицинским показаниям.

Заключенные могут назначить лицо, принимающее решения по медицинским вопросам, посредством письменного предварительного распоряжения, медицинской доверенности или устного приказа. При поступлении в тюрьму или следственный изолятор заключенного следует попросить указать врача, принимающего решения. Если должностные лица не попросят об этом, заключенный может потребовать, чтобы такое лицо, принимающее решения, было указано в его медицинской документации.Часто в процессе приема или бронирования запрашивается контакт «на случай чрезвычайной ситуации». На практике и во избежание путаницы лучше всего, чтобы этим назначенным лицом было то же лицо, которому было бы поручено принимать медицинские решения от имени заключенного. Однако назначение одного и того же лица в качестве контактного лица в экстренной ситуации и лица, принимающего медицинские решения, не является обязательным.

Контактное лицо в экстренной ситуации и лицо, принимающее медицинские решения, могут быть разными и должны быть перечислены отдельно, а их роли должны быть четко определены в медицинских записях.Существуют различные причины, по которым экстренный контакт и врач, принимающий решение, могут различаться. Например, заключенный может захотеть уведомить пожилого родителя в случае чрезвычайной ситуации, но может не хотеть, чтобы на них ложилось бремя принятия медицинских решений. Поэтому они могут указать младшего брата, сестру, родственника или друга в качестве суррогатного лица, принимающего медицинские решения. Заключенные должны следить за тем, чтобы такого рода запросы были задокументированы в их личном деле в тюрьме или следственном изоляторе.

Были случаи, когда заключенные, многие годы разлученные со своей семьей, назначали другого заключенного ответственным за принятие медицинских решений.Друг, возможно, стал доверенным лицом в течение длительного тюремного заключения. Суррогатные медицинские лица, принимающие решения, должны принимать решения, основанные на ценностях пациента, а не на ценностях или желаниях лица, принимающего решения. Другими словами, чего, по мнению суррогата, хотел бы пациент в этих обстоятельствах? Часто длительные дружеские отношения могут дать более точную информацию при определении желаний пациента, чем устаревшая информация от отчужденного члена семьи. Несмотря на то, что законы штата и федеральные законы не исключают, что заключенные могут быть суррогатными лицами, принимающими медицинские решения, политика Федерального бюро тюрем 6031.4 прямо говорится: «Ни при каких обстоятельствах другой заключенный не может быть назначен доверенным лицом, принимающим решения».

Врачи и медицинский персонал несут этическую и юридическую обязанность выполнять решения пациента, в том числе через лицо, принимающее решения. Медицинский нейтралитет требует, чтобы врачи относились ко всем пациентам, независимо от расы, религии, социально-экономического положения и т. д., как к равным. Сюда входят люди, находящиеся в заключении или иным образом находящиеся под стражей. Если заключенный стал недееспособным, а замещающее лицо, принимающее решения, не назначено или недоступно, медицинский персонал должен приступить к лечению в соответствии со стандартом наилучших интересов.

Проще говоря, стандарт наилучших интересов требует, чтобы врачи проводили лечение или процедуры, которые разумный, компетентный человек выбрал бы в той же ситуации. Стандарт наилучших интересов ошибочен в пользу медицинской помощи, а не отказа в помощи, если пожелания пациента неизвестны. Часто среди врачей-клиницистов, тюремной администрации и сотрудников правоохранительных органов существует непонимание того, что решения в области здравоохранения могут принимать надзиратели, шерифы, охранники или полицейские, если заключенный-пациент недееспособен.В соответствии с медицинской этикой и законами большинства штатов эти должностные лица не имеют права принимать медицинские решения в отношении недееспособных заключенных. Лучшее, что они могут предложить, — обеспечить транспортировку раненого или больного заключенного в больницу или к врачу для получения надлежащей медицинской помощи. Пациент, назначенный пациентом заместитель, законный представитель пациента, назначенный в соответствии с законами штата, назначенный судом опекун или врачи, использующие стандарт наилучших интересов, имеют исключительное право принимать медицинские решения.

Область частых злоупотреблений при принятии медицинских решений для заключенных — это когда законно уполномоченный или назначенный заместитель, принимающий решения, неизвестен и / или недоступен.Это иногда проблема, когда арестовывают бездомных или находящихся под воздействием наркотиков или алкоголя. В тех случаях, когда врачи и сотрудники исправительных учреждений не знают законно уполномоченного или назначенного лица, принимающего медицинские решения, штаты кодифицировали правовую иерархию принятия медицинских решений с помощью различных законов. Политика исправительных учреждений или правоохранительных органов не имеет приоритета перед законом штата, а тюрьмы и тюремные больницы и клиники не исключаются из-под действия требований штата к принятию решений.

В штатах, таких как Калифорния, Вашингтон, Техас, Пенсильвания, Нью-Йорк и Иллинойс, есть законы, определяющие лицо, заменяющее лицо, принимающее медицинские решения в отношении пациента в случае его недееспособности. Штаты признают, что медицинские решения в отношении недееспособного пациента без назначенного медицинского заместителя или доверенного лица должны приниматься на семейной основе. Для женатых людей это обычно начинается с супруга или взрослых детей. Для людей, не состоящих в браке, суррогатной матерью могут быть родители, взрослые дети или взрослые братья и сестры.Законы штатов часто определяют родословную для принятия медицинских решений, даже распространяя их на двоюродных братьев, племянников и племянниц. Например, Кодекс законов о наследстве штата Калифорния гласит: «Несмотря на любые другие положения закона, в течение 24 часов с момента прибытия в отделение неотложной помощи больницы неотложной помощи пациента, находящегося без сознания или иным образом неспособного к общению, больница разумные усилия, чтобы связаться с агентом пациента, его заместителем, членом семьи или другим лицом, которое, по обоснованному мнению больницы, имеет полномочия принимать медицинские решения от имени пациента.

Если местонахождение юридического лица, принимающего решения, не может быть найдено, то суд должен назначить его от имени пациента в рамках процесса законной опеки. В штате Вашингтон, как и во многих других штатах, закон также определяет лицо, замещающее лицо, принимающее решения, по происхождению. Если у недееспособного заключенного-пациента нет назначенного медицинского лица, принимающего решения, или назначенного судом законного опекуна, закон предусматривает, что поставщики медицинских услуг используют систему родословной от супруга к детям, родителям, братьям и сестрам, племянникам, племянницам и двоюродным братьям.Надзиратели, тюремщики и полицейские не уполномочены принимать медицинские решения в отношении заключенных-пациентов.

Однако это не мешает им это делать. Другой вопиющий пример того, как тюремные чиновники ненадлежащим образом принимают медицинские решения, произошел в деле заключенной штата Аризона Марсии Пауэлл. 48-летний Пауэлл умер в мае 2009 года после того, как его оставили на улице в незатененной клетке с проволочной сеткой на четыре часа, когда температура достигла 107 градусов. Она потеряла сознание, ее перевели в больницу и подключили к системе жизнеобеспечения.Несмотря на то, что у Пауэлл был назначенный судом опекун из-за ее психического заболевания, тюремные власти не связывались с ними. Исполняющий обязанности директора Департамента исправительных учреждений Аризоны Чарльз Райан приказал отменить меры жизнеобеспечения, что привело к смерти Пауэлла. [См.: PLN , февраль 2010 г., стр. 32].

В случае неотложной медицинской помощи любой контакт, предварительное распоряжение или информация об опеке, которая имеется у сотрудников исправительных учреждений или правоохранительных органов в отношении заключенного-пациента, должна быть передана медицинскому персоналу тюрьмы или тюремного лазарета или местной больницы.Должностные лица тюрем и правоохранительных органов должны воздерживаться от принятия решений о лечении от имени заключенных пациентов, а врачи должны воздерживаться от выполнения решений о лечении, принятых такими должностными лицами. Больнице даже может быть необходимо использовать различные средства, чтобы попытаться определить лицо, принимающее медицинские решения, если информация от пациента недоступна, например, запросить его тюремную или тюремную медицинскую документацию или информацию о поступлении.

Несмотря на это, клиницисты не могут делегировать тюремным и правоохранительным органам полномочия по принятию медицинских решений в отношении заключенных и пациентов.Эти должностные лица могут давать рекомендации относительно безопасности пациентов или клиницистов либо в тюрьме, либо в тюремном лазарете, либо в местной больнице, но такие рекомендации не должны нарушать протокол лечения пациента. Если информация недоступна посредством предварительного распоряжения, назначенного лица, принимающего решения, или линии передачи, медицинский персонал будет вынужден по умолчанию следовать стандарту наилучших медицинских интересов для ухода за заключенным-пациентом.

Правоохранительные органы, тюрьма и тюремная политика часто ограничивают привилегии посещения после того, как заключенного отправляют в больницу.При использовании в законных целях безопасности такие политики не обязательно нарушают законы или этику принятия медицинских решений. Однако, когда они используются как способ ограничения всех посетителей, в том числе лиц, принимающих медицинские решения, правила посещения могут нарушать законы штата и этические обязательства.

Законы штатов о принятии решений не подчиняются правоохранительным органам или внутренней политике тюрем. Клиницисты и администраторы больниц должны следить за тем, чтобы такие правила не лишали заключенного-пациента права принимать собственные медицинские решения и не ограничивали доступ к лицу, принимающему решения.Ограничительная политика посещений также может быть проблематичной для полиции и раненых или раненых арестованных. Например, правила посещения больниц Бюро полиции Питтсбурга, изданные в 2000 году, гласили: «Никому не разрешается посещать заключенного, находящегося под стражей, в больнице без разрешения начальника зоны…».

Это этическая и юридическая наземная мина для больниц и врачей, поскольку она может лишить раненого или недееспособного подозреваемого доступа к их суррогатному медицинскому лицу, принимающему решения в соответствии с законом.Такое нарушение имело место в полицейском инциденте 2012 года, связанном с обычной остановкой движения. В случае ошибочной идентификации полиция Питтсбурга пять раз выстрелила в девятнадцатилетнего Леона Форда после того, как остановила его за нарушение знака «стоп». Форд был парализован ниже пояса, и ему пришлось перенести несколько операций в пресвитерианской больнице UPMC. В соответствии с законодательством штата Пенсильвания его родители принимали медицинские решения как недееспособный одинокий взрослый. Однако его родителям было отказано в доступе к сыну в течение почти семи дней в соответствии с политикой Бюро полиции.Эта политика не извиняла больницу за незнание законов о принятии медицинских решений; Комитет по этике в больнице должен был собраться и определить, что политика нарушила закон штата о принятии медицинских решений, а также медицинскую этику, связанную с принятием решений пациентами. В новой политике, опубликованной в 2017 году, полицейское управление Питтсбурга отменило ограничение на посещение больниц.

Однако, как сообщила в сентябре 2018 года репортер Шелли Брэдбери из Pittsburgh Post-Gazette , местные медицинские центры, такие как больница общего профиля Аллегейни, ошибочно применяли правила и ограничения, запрещающие посещение, от имени окружной тюрьмы.Кроме того, газета выявила конфликт двойной лояльности, поскольку врач в больнице был также главным врачом в тюрьме округа Аллегейни. Такая двойная лояльность врачей может привести к конфликту интересов, поскольку им приходится решать, служат ли их решения на благо пациента или в интересах их работодателя. Во многих случаях должностные лица больниц и клиницисты могут быть запуганы сотрудниками правоохранительных органов или исправительных учреждений или могут не понимать прав пациентов-заключенных на принятие решений.Политика правоохранительных органов или исправительных учреждений, ограничивающая посещение больниц медицинскими работниками, принимающими решения, не должна служить предлогом для медицинских работников, нарушающих права заключенных на лечение.

Как отмечалось ранее, если больница или клиницист позволяет сотруднику тюрьмы, тюрьмы или полиции принимать медицинские решения от имени заключенного, они нарушают медицинскую этику и законы штата о принятии решений. Кроме того, они могут быть привлечены к уголовной или гражданской ответственности за медицинские побои, которые обычно определяются как «медицинское лечение, предпринятое без получения согласия», включая «прикосновение к другому лицу без подразумеваемого или явного согласия».

Прецедент в отношении медицинского согласия и побоев был установлен в начале двадцатого века в деле Schloendorff v. Society of New York Hospital , 105 N.E. 92 (NY 1914), частично отменено решением Bing v. Thunig , 2 NY2d 656 (NY 1957). Истец во время пребывания в больнице из-за болезни желудка отказался от операции по поводу этого состояния и потребовал более простого лечения. Однако без ее разрешения врачи все равно провели операцию, что привело к серьезным проблемам со здоровьем.Апелляционный суд Нью-Йорка — высшая судебная инстанция штата — признал, что имело место медицинское избиение. По мнению большинства, «каждый человек в зрелом возрасте и в здравом уме вправе сам определять, что ему делать со своим телом; и хирург, который проводит операцию без согласия своего пациента, совершает нападение, за которое он несет ответственность за ущерб».

Конечно, не все медицинские процедуры, проведенные без согласия, считаются побоищем. Общее правило заключается в том, что, когда недееспособный пациент не может дать разрешение в опасной для жизни ситуации, больница и врачи не могут предъявлять требования о нанесении побоев, если они используют стандарт наилучших медицинских интересов для спасения пациента.Однако, когда правоохранительные органы и должностные лица больниц игнорируют законы штата о принятии медицинских решений и согласие пациентов, риск ответственности за совершение медицинских побоев резко возрастает.

Нахождение в тюрьме или тюремном лазарете также не отменяет законов о принятии медицинских решений. Обзор некоторых законов о принятии решений, в том числе в Вашингтоне, Калифорнии, Пенсильвании, Иллинойсе, Флориде, Иллинойсе и Нью-Йорке, показывает, что в них нет исключений для предоставления медицинской помощи заключенным пациентам.Поэтому врачи и другой медицинский персонал в тюрьмах или тюремных лазаретах должны уважать медицинские решения заключенных и, при необходимости, лиц, принимающих решения.

Запросы заключенных на лечение должны быть разумными и соответствовать медицинским стандартам. Иногда соблюдение медицинских стандартов может быть проблематичной целью в местах лишения свободы. Например, Центры по контролю за заболеваниями (CDC) и другие медицинские организации отмечают, что новый класс лекарств от гепатита С, в частности, противовирусные препараты прямого действия (ПППД), является медицинским стандартом для лечения этого заболевания.Тем не менее, как неоднократно сообщалось в Prison Legal News , заключенным по-прежнему отказывают в DAA, и они вынуждены искать средства правовой защиты, такие как коллективные иски.

В то время как В отношении Quinlan и Cruzan утверждали, что пациенты через своих заместителей, принимающих медицинские решения, могут отказаться от продлевающей жизнь медицинской помощи, право на отказ от лечения не является абсолютным для заключенных пациентов. Отказ от психотропных препаратов особенно распространен в случаях психического здоровья.В знаменательном постановлении о тюрьмах Washington v. Harper , 494 U.S. 210 (1990) Верховный суд США установил, что заключенные имеют личную заинтересованность в отказе от лечения или лекарств. Тем не менее, он отметил, что государство также заинтересовано в сохранении жизни и обеспечении безопасности, хотя государство должно соблюдать пункт Конституции о надлежащей правовой процедуре, и пациент должен считаться причиняющим вред себе или другим, если его принудительно лечат.

Суд постановил, что надлежащая правовая процедура может быть обеспечена в рамках административного разбирательства, проводимого на уровне исправительного учреждения, и не обязательно должна включать судебное разбирательство.В деле Washington Верховный суд постановил, что штат имеет законный интерес в принудительном лечении для обеспечения безопасности в исправительных учреждениях, когда заключенный страдает серьезным психическим расстройством и представляет опасность для себя или других. Таким образом, насильственное лечение заключенного антипсихотическими препаратами против его воли с использованием стандарта наилучших медицинских интересов является законным.

В деле Sell v. United States , 539 U.S. 166 (2003) Верховный суд подтвердил, что принудительное лечение заключенного лекарствами является надлежащим средством защиты интересов государства в предоставлении недееспособному обвиняемому предстать перед судом за тяжкие преступления.Однако Суд обозначил очень конкретные обстоятельства, которые должны быть удовлетворены в таких случаях. Во-первых, правительство должно доказать, что на карту поставлены важные государственные интересы и что принудительное лечение необходимо для защиты этих интересов. Во-вторых, должна существовать значительная вероятность того, что лекарство позволит ответчику стать дееспособным без существенных побочных эффектов, которые могут помешать его или ее защите. Наконец, лечение должно отвечать наилучшим медицинским интересам пациента, и не должно быть никаких альтернативных или менее навязчивых методов лечения.

Заключенные и медицинская тайна

Неприкосновенность частной жизни и конфиденциальность в условиях тюрьмы обычно являются роскошью. К сожалению, такое же отсутствие конфиденциальности относится и к медицинской информации. В 1996 году был принят Закон о переносимости и подотчетности медицинского страхования (HIPAA). Для общественных больниц и поставщиков медицинских услуг HIPAA четко регламентирует конфиденциальность медицинских карт пациентов. Однако возникла юридическая путаница в отношении прав на неприкосновенность частной жизни заключенных пациентов.

Основная цель Закона заключалась в защите информации о состоянии здоровья пациентов (PHI), когда она была получена, обработана или передана в электронном виде учреждениям и лицам, связанным со здравоохранением. HIPAA определяет, что организации, участвующие в этих процессах, являются «покрываемыми организациями». Однако закон необходимо было уточнить для тюрем и тюрем.

Министерство здравоохранения и социальных служб США (DHHS) позже заявило, что идентифицируемая медицинская информация о заключенных считается PHI.Как правило, страховая организация определяется как агентство, которое 1) передает в электронном виде медицинскую информацию для целей отчетности; 2) запросы на проверку PHI для получения разрешения на лечение пациентов; и 3) передает PHI в электронном виде в пользу оплаты и требований от государственного или частного лица. Например, тюрьма или тюрьма, принимающая платежи от имени заключенных-пациентов в рамках частного страхования или компенсации Medicaid, должна соответствовать требованиям HIPAA.

Организация, подпадающая под действие HIPAA, должна информировать пациентов об их правах на неприкосновенность частной жизни и о том, как будет использоваться их PHI. Однако уникальные обстоятельства лишения свободы требовали включения в Закон отдельного раздела. Этот раздел, 45 C.F.R. 164.512(k)(5) «Исправительные учреждения и другие места содержания под стражей правоохранительных органов» касается разрешенного раскрытия закрытой медицинской информации заключенными. Формулировка в разделе очень широкая, что позволяет раскрыть информацию во многих случаях. Например, раскрытие информации, включающее внутреннюю коммуникацию, например, от тюремного врача или тюремного врача к охраннику, или внешнюю коммуникацию, например, от врача в местной больнице к охраннику.Однако такое раскрытие информации должно производиться в рамках категорий исключения для пациентов, находящихся в заключении. То есть разрешенное раскрытие разрешено сотрудникам правоохранительных органов или исправительных учреждений, если PHI «необходима для управления и поддержания безопасности и порядка в исправительном учреждении». Кроме того, существуют исключения для безопасной перевозки заключенных в медицинские учреждения и обратно.

HIPAA был разработан, чтобы укрепить права пациентов на неприкосновенность частной жизни и предоставить им больший контроль и доступ к своей медицинской информации.По иронии судьбы, обзор различных судебных дел показывает, что сотрудники исправительных учреждений злоупотребляют HIPAA, ссылаясь на пункт закона о конфиденциальности, когда заключенные запрашивают свои собственные медицинские записи, например, когда они подают иск о ненадлежащем медицинском обслуживании.

В статуте HIPAA нет частных оснований для иска, поэтому пациенты не могут предъявлять иски о возмещении ущерба, причиненного нарушениями HIPAA, хотя у них могут быть другие средства правовой защиты в соответствии с законодательством штата. Они также могут подавать жалобы в федеральное агентство, которое следит за соблюдением требований HIPAA: Централизованные операции по управлению делами, U.S. Департамент здравоохранения и социальных служб, 200 Independence Avenue, SW, Room 509F HHH Bldg., Washington, DC 20201.

Протоколы принудительного кормления

Перед изучением этических и правовых аспектов принудительного кормления необходимо ознакомиться с этой медицинской процедурой. Поскольку большинство заключенных, которые участвуют в длительных голодовках, скорее всего, будут вынуждены терпеть процедуру введения назогастрального зонда (НГ), их обычно необходимо физически выводить из строя. Это может включать использование кандалов и других удерживающих устройств.Как только заключенный побежден, можно поставить назогастральную трубку. Смазанная трубка вводится через нос в горло, по пищеводу и затем в желудок. Поскольку введение может вызвать рвотный рефлекс, можно дать успокоительное, чтобы успокоить пациента во время введения. Седативные средства и ограничивающие средства предотвратят движение пациента, пока трубка находится на месте; в противном случае движение может привести к изгибу трубки и физическому повреждению. Длина трубки варьируется, но обычно составляет от 18 до 30 дюймов.Потенциальные осложнения включают попадание трубки в легкие, аспирацию желудочного сока, повреждение или перфорацию пищевода, гортани или трахеи. Обзор медицинской литературы также показывает, что были случаи, когда неправильно введенная назогастральная трубка проникала в мозг и вызывала необратимое повреждение головного мозга.

Медицинская профессия признала многие судебные решения, такие как In re Quinlan и Cruzan , уважающие права пациентов и их заместителей на отказ от лечения и процедур.Мнения и заявления медицинских работников о принудительном кормлении согласуются с юридическими решениями в отношении медицинских процедур, которые могут нарушать автономию пациента, его физическую неприкосновенность и право на неприкосновенность частной жизни. Медицинская профессия признает, что насильственное кормление является медицинской процедурой, и, как и другие медицинские процедуры, дееспособный пациент, которого не принуждают, может отказаться от такого лечения.

В 1948 году Всемирная медицинская ассоциация (ВМА), представляющая медицинские общества и врачей всего мира, приняла Женевскую декларацию (Женевская).Неофициально известное как «залог врача», Женева заявляет: «Я не буду использовать свои медицинские знания для нарушения прав человека и гражданских свобод, даже под угрозой». Конечно, своим участием в допросах, пытках и казнях медицинские работники засорили историю нарушениями присяги. Несмотря на это, Женевская декларация ясно указывает на этический долг и ответственность врача за соблюдение прав человека.

В 1975 году ВМА разработала Токийскую декларацию – Руководство для врачей в отношении пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания в связи с задержанием и заключением (Токио) . В декларации отмечается: «Если заключенный отказывается от питания и, по мнению врача, способен сформировать беспристрастное и рациональное суждение о последствиях такого добровольного отказа от питания, его или ее нельзя кормить искусственно…».

Наиболее влиятельной директивой международного медицинского сообщества по принудительному кормлению является Мальтийская декларация WMA о голодовках (Мальта). Декларация была представлена ​​в 1991 году на конференции WMA в Санкт-Петербурге.Джулиана, Мальта. С момента своего появления он несколько раз обновлялся. Преамбула предупреждает, что «врачи должны установить истинное намерение человека, особенно в случае коллективных забастовок или ситуаций, когда фактором может быть давление со стороны сверстников». В клинических условиях объявивший голодовку должен быть компетентен и добровольно отказываться от пищи по определенным причинам, кроме своей собственной смерти. Врачи предупреждены, что объявивший голодовку не должен быть склонен к суициду. Однако принятие забастовщиком возможности смерти в результате их протеста является морально приемлемым.

Кроме того, объявивший голодовку должен быть дееспособным до начала забастовки и не отказываться от еды из-за угроз, принуждения или давления со стороны сверстников. Мальта отмечает, что, когда участник голодовки становится недееспособным во время голодовки, врач должен выполнить предыдущую просьбу участника голодовки о прекращении питания или питья. В декларации принудительное кормление признается медицинской процедурой. Как и от других процедур, дееспособные пациенты имеют право отказаться от них, а в случаях законной голодовки врачи должны избегать насильственного кормления.Позиция Международного комитета Красного Креста в отношении насильственного кормления участников голодовки предписывает врачам соблюдать Мальтийскую декларацию.

Несмотря на то, что медицинское сообщество признало права участников голодовки, тюремные власти считают такие протесты нарушением порядка и угрозой безопасности. Таким образом, тюремная медицинская политика обычно сочетается с процедурами принудительного кормления. Например, Федеральное бюро тюрем (BOP) рассматривает голодовки в политике P5562.05, в которой говорится, когда «…. существует медицинская необходимость в немедленном лечении угрожающей жизни или здоровью ситуации, врач может назначить лечение без согласия заключенного».

Для участников голодовки политика BOP рекомендует врачам инициировать процедуру установки назогастральной трубки. Прежде чем будет принято решение о введении трубки, политика требует, чтобы персонал физически приносил заключенному три приема пищи в день и документально подтверждал их отказ от еды. Персонал также должен убрать всю еду и напитки, которые заключенный мог купить в магазине; по иронии судьбы, BOP хочет, чтобы участники голодовки поели, но конфискует их продукты из магазина.Политика также призывает администрацию тюрем обращаться к «региональному советнику… для решения любых юридических вопросов». Стандарты, указанные в политике BOP, разработаны Американской исправительной ассоциацией, а не WMA или Американской медицинской ассоциацией.

В то время как врачи должны нести ответственность за риски и последствия принудительных медицинских процедур, судьи были более либеральны в выдаче приказов о насильственном кормлении заключенных, объявивших голодовку. Как правило, суды штатов считают, что государство заинтересовано в сохранении жизни и что существует законный пенологический интерес в принудительном кормлении.Этот пенологический интерес включает в себя способность сотрудников исправительных учреждений поддерживать порядок в своих тюрьмах и тюрьмах. Знаковый случай принудительного кормления произошел в штате Вашингтон.

В 2008 г. Верховный суд штата Вашингтон в деле McNabb v. насильно вскармливают и увлажняют. Суд решил, что интересы государства перевешивают отказ Макнабба от еды и что права заключенных более ограничены, поскольку суды «должны учитывать дополнительные интересы государства, связанные с лишением свободы.Он также отметил, что в деле имелись различные насущные интересы государства, в том числе «(1) поддержание безопасности и упорядоченного управления в пенитенциарной системе; (2) сохранение жизни; (3) защита интересов невиновных третьих лиц; (4) предотвращение суицида; и (5) [поддержание] этической честности медицинской профессии, выполняя роль опекуна». Верховный суд штата добавил, что, насильно кормя Макнабба, он пытался защитить медиков от участия в самоубийстве с помощью врача в случае его смерти.По иронии судьбы, в том же году, когда было принято решение McNabb , избиратели штата Вашингтон одобрили референдум, разрешающий самоубийство с помощью врача.

По состоянию на 2019 год Верховный суд США не рассматривал права заключенных, участвующих в голодовках. Как и в случае с McNabb , судебные дела о принудительном кормлении и принудительном лечении часто возникают и рассматриваются в государственных судах. Обзор государственных постановлений показывает разделение прав заключенных, объявивших голодовку.

Предварительное решение Апелляционного отдела Верховного суда Нью-Йорка, Matter Von Holden v.Чепмен , 87 г. н.э., 2д 66 г. (приложение Нью-Йорка, 1982 г.), участвовал Марк Дэвид Чепмен, убивший Джона Леннона. Чепмен утверждал, что объявил голодовку, чтобы привлечь внимание общественности к проблеме детского голода в мире. Хотя во время голодовки он был признан дееспособным, согласно показаниям психиатра, ранее он выражал желание покончить жизнь самоубийством. Не ссылаясь на прецедентную инстанцию, апелляционная палата постановила, «… что право на неприкосновенность частной жизни не включает право на самоубийство.

В решении по делу Флориды, Singletary v. Costello , 665 So.2d 1099 (Fla. Dist. Ct. App. 1996), Апелляционный суд подтвердил решение суда низшей инстанции о том, что заключенный имел право отказаться от принудительного кормления. и увлажнение. Апелляционный суд отметил, что хотя заключенный понимал, что его голодовка может привести к его смерти, Департамент исправительных учреждений «не смог доказать, что насущные интересы государства перевешивают право Костелло на неприкосновенность частной жизни».

В 2007 году в тюрьме Коннектикута заключенный Уильям Коулман объявил голодовку в знак протеста против коррупции в судебной системе штата.Департамент исправительных учреждений Коннектикута потребовал судебного запрета, чтобы остановить его протест, утверждая, что это необходимо для сохранения жизни Коулмана и предотвращения подобных действий со стороны других заключенных. Суд первой инстанции установил, что Коулман был компетентен, понимал последствия своих действий и что его забастовка не заключалась в том, чтобы добиться больших привилегий в тюрьме.

Однако, несмотря на его право принимать медицинские решения, суд вынес временный, а затем постоянный запрет на голодовку Коулмана.После решения суда его насильно кормили через назогастральный зонд. Постановление суда первой инстанции было оставлено в силе Верховным судом штата в деле Comm’r of Corrections v. Coleman , 38 A.3d 84 (Conn. 2012). Суд отметил, что DOC «должным образом стремился сохранить жизнь подсудимому, используя самую безопасную и простую доступную процедуру, а не неправомерно стремился наказать подсудимого за участие в голодовке».

Принудительные медицинские процедуры

Сообщалось о нескольких тревожных случаях применения принудительных медицинских процедур в отношении заключенных в виде операций или обыска полостей тела.Ранее в этом году Prison Legal News сообщали, что заключенный из Нью-Йорка Торренс Джексон получил больничный счет на сумму 4595,12 долларов за принудительную ректороманоскопию для исследования его прямой кишки. В 2017 году судья отдал ордер полиции Сиракуз на обыск полостей тела, поскольку офицеры полагали, что Джексон спрятал наркотики в своем анусе. Сначала сотрудники больницы отказывались проводить процедуру. Однако адвокат больницы посоветовал им сделать это после получения постановления судьи. Джексон потерял сознание, и в больнице была проведена инвазивная процедура.Никаких наркотиков обнаружено не было. [См.: PLN , апрель 2019 г., стр. 52].

В деле Sanchez v. Pereira-Costillo , 590 F.3d 31 (1st Cir. 2009) Апелляционный суд первого округа согласился с истцом, заключенным Анхелем Санчесом, что хирургическая процедура, проведенная врачами по указанию исправительного учреждения должностные лица в Пуэрто-Рико нарушили его права. Сотрудники тюрьмы подумали, что у Санчеса в прямой кишке спрятан сотовый телефон. Несмотря на рентген и испражнения, указывающие на отсутствие телефона, персонал больницы в Медицинском центре Рио-Пьедрас провел диагностическую операцию по просьбе администрации тюрьмы.

Апелляционный суд отметил в своем заключении, что Санчес утверждал, что «исследовательская операция на его брюшной полости» нарушила его права в соответствии с Четвертой поправкой. «Мы согласны», — написал суд. «В жалобе говорится, что он был вынужден пройти опасную, болезненную и чрезвычайно интрузивную операцию на брюшной полости с целью обнаружения контрабандного телефона, предположительно спрятанного в его кишечнике, хотя основания полагать, что там был телефон, были незначительными…». Первый округ добавил, что «несмотря на наличие вероятной причины, поиск доказательств преступления может быть неоправданным, если он угрожает жизни или здоровью подозреваемого.

Последним примером нарушения медицинских прав со стороны правоохранительных органов в 2017 году стало вирусное интернет-видео медсестры больницы Университета Юты, арестованной за отказ сделать принудительный забор крови у пациента, попавшего в автомобильную аварию, который был доставлен в отделение неотложной помощи в кома. Запрос поступил от детектива полиции Солт-Лейк-Сити. Медсестра зачитала офицеру правила больницы, которые требовали, чтобы либо было получено информированное согласие от пациента или его суррогатной матери, либо должен был быть ордер, выданный судьей, разрешающий забор крови.Ни то, ни другое не было сделано. Затем офицер надел наручники и арестовал медсестру, вытащил ее из больницы и отвез в местную тюрьму. Медсестре не было предъявлено никаких обвинений, у пациента не брали кровь, а после внутреннего расследования детектив был уволен.

Одной из проблем, затрагивающих заключенных в отношении принудительного лечения, принудительного осмотра полостей тела и принятия медицинских решений, является двойная лояльность врачей, что может быть проблемой в исправительной системе здравоохранения. Врачи работают наемными работниками или подрядчиками в тюрьмах и тюрьмах, и поэтому иногда возникают конфликты между их пациентами и работодателем.Примеры включают врачей, которые работают в исправительных учреждениях или частных медицинских учреждениях, таких как Corizon, Wexford Health Sources, Centurion, Wellpath, NaphCare или Armor Correctional Health Services. Наиболее авторитетные руководства по медицинской этике выступают против двойной лояльности врачей и их личных интересов, которые ставят под угрозу права пациентов. В Кодексе медицинской этики Американской медицинской ассоциации отмечается: «Отношения между пациентом и врачом основаны на доверии и порождают этическую ответственность врачей ставить благополучие пациентов выше своих личных интересов и обязательств перед другими группами, а также выступать за благополучие своих пациентов.

Кроме того, в Мальтийской декларации отмечается следующее о двойной лояльности: «… врачи с двойной лояльностью связаны теми же этическими принципами, что и другие врачи, то есть их основная обязанность заключается в отношении отдельного пациента. Они остаются независимыми от своего работодателя в отношении медицинских решений».

Заключение

Заключенные пациенты имеют право на многие из тех же прав принятия решений в отношении медицинского лечения и процедур, что и не заключенные пациенты.К сожалению, эти права часто нарушаются из-за невежества медицинских работников и высокомерия и запугивания со стороны сотрудников исправительных учреждений и правоохранительных органов. Кроме того, судьи неохотно поддерживают медицинскую этику и выносят решения, руководствуясь, как правило, широкими критериями, в пользу насильственного кормления заключенных и других видов принудительного лечения.

Во избежание нарушения медицинских прав заключенных и их собственных этических обязательств медицинские работники и сотрудники исправительных учреждений должны понимать права заключенных пациентов принимать медицинские решения.Кроме того, как медсестра из Юты, которая отказалась брать кровь без ордера или информированного согласия, поставщики медицинских услуг должны защищать своих пациентов-заключенных, когда сотрудники правоохранительных органов пытаются узурпировать их права. Наконец, медицинская профессия должна решать проблему двойной лояльности, которая может создать менталитет «мы против них», а не благотворный и этичный подход к уходу за пациентами в тюрьмах и тюремных условиях.

Ред. Примечание: Во всех штатах существует процедура подачи официальных жалоб на лицензированных медицинских работников, таких как врачи, медсестры, психологи, психиатры и т. д.Заключенные, которые столкнулись с нарушением их медицинских прав со стороны лицензированного медицинского персонала, могут подавать жалобы в соответствующий регулирующий совет, который обычно является частью Министерства здравоохранения штата или аналогичного учреждения.

Грегори Дж. Добер — инструктор программы биомедицинской этики Колледжа остеопатической медицины Лейк-Эри (LECOM). Кроме того, он является официальным посетителем тюремного общества Пенсильвании. Он написал эту статью исключительно для Prison Legal News.

Как цифровой подписчик Prison Legal News, вы можете получить доступ к полному тексту и загрузкам этого и другого премиум-контента.

Подпишитесь сегодня

Уже являетесь подписчиком? Логин

варбиксин ку саабсан калабка, кала дуван, истималка

Корректор «Эстель», iyo sidoo kale wakeyaabaha la midka ah ka saarayaasha kale, loogu talagalay in lagu beddelo robab midabka ah midabo ee timaha.Waxaa lagama maarmaan ах marka aad u baahan tahay in laga takhaluso midabka la rabin. xarunta Tani gaar ahaan waa ka mid ah taageerayaasha caan abuuro midabo aan caadi ahayn oo casri ah. Корректоры (микстоны) вацааа лоо истистмаалаа оо калия ин лала ринджига, оо келия ма ай вощааа лоо истистмаалаа.

О шейге

Корректор для марки тимаха «Эстель» Сида Кабдивали Индхо бадан, максаа йилай, ваксаа исагии у махад, ваксай самеяан шако ванаагсан оо лех хауша абуурая хадх ла доунайо.кала дуван оо cajiib ах оо мидабо кала биксиё су саараха. Faa’iidada kale waa qiimo aad u macquul ah oo воск soo saarka.

Essex Line Sax

Taxanaha Waxa Uu Ku Siinayaa Корректоры Midab Iyo Midabka.

  • Аммиак мидаб микстонный. Ujeedada iyaga oo isticmaalaya waa in ay kordhiyaan xoogga midab rinji on timaha ah, ay ka saari jaalle rabin, Hooska cagaaran, oo cas iyo kuwa kale. Корректор «Эстель» в lagu qaso ranjiga ee Joogaba, loo siman yahay, codsan ay u qalalaan timaha iyo ka tago 35 daqiiqo, ka dibna isku dar ah waa in la dhaqo off biyo diiran.Haddii mikston sida gaar ah loo isticmaalo краситель, midab la doortay waa isku qasan oo leh окислитель ah (3%) ee Joogaba, loo siman yahay. xayd noocan oo kale ah lagu samayn karaa on timaha предварительно отбеленная.
  • 2.0 / 00N waa cream dhexdhexaad ah midab. Waxa loo isticmaalaa marka aad doonaysid in la abuuro hash dhexe. Haddii aad rabto in aad Doonyihii xariijimo timaha, kadibna la isticmaalayo isku dar ah ee corrector midabka dhexdhexaad ах. Waxaa inta badan loo isticmaalaa in la qufulo bleached shaqeeyaan.
  • 1.0 / 00A аммиак ваа корректор ах мидаб, таас оо лагама маарман у ах хиллаака тимаха. Waxaa la wada isticmaalo boqolkiibaoxynic loo baahan yahay ee, la isku qasin oo tiro ahaan siman.

Особенности dheeraad ах

Waxaa jira khiyaar kale oo xiiso leh ee la isticmaalayo hab sida, sida корректор ах «Эстель». Обзоры gabdhaha ayaa sheegaya в Wawaka Loo isticmaali Караа iyada OO Loo adeegsanayo timaha dukumiintiyo. Si arrintan loo sameeyo, u isticmaal 0 / 00N, taas oo uu leeyahay cufka крема.Waxaa ка середина ах ма аммиак iyo Midabka, laakiin Waxaa ку Jira nafaqo Waxtar лех, fitamiinada Iyo силикона. функция A weyn waa in la xidho oo dulmiga, samaynta timaha ka yar u nugul in ay ku meersan dibadda iyo yaraynaysaa ay dabacsanaan. Si aad isku dar ah waa in la qaso ee Joogaba, loo siman yahay корректор «Estelle» iyo ogsijiin 1,5%, ku dar adag oo ah hromoenergetichekogowasay fijaankeedii ku ah soo saaraha isla. Marka maaddooyinka oo dhan wakeaa si fiican isku qasan, miisaankiisu codsatay in timaha oo dhan iyo didka da’da ah 35 daqiiqo ka dibna lagu maydhay off.Sidaas darteed, timaha waa dhaldhalaalaan, xoog leh oo caafimaad.

Horumarka ma taagnaan doono isla goobta, oo ay ku jiraan dunida oo dhan ka mid ah timo. Waxaa jira Darey midabaynta cusub kala duwan yihiin farsamada xayd. Waa in ay soo saaraan natiijada la rabay oowawaaa muuqatay корректор «Эстель». Iyada oo alaabta это, sida xirfadlayaasha badan in ay ka shaqeeyaan ay sabab u tahay natiijada joogto ah oo wanaagsan at qiimaha aad dimuqraadi ah badeecada.

Autumn Estelle Artistry — Красота и здоровье — Колумбия, Мэриленд

«когда вы выглядите как можно лучше, вы чувствуете себя лучше и, что более важно, вы делаете все возможное»
.
.
.

Отем Эстель является сертифицированным профессиональным визажистом, парикмахером/обучающимся косметологом и сертифицированным мастером по наращиванию ресниц. Она удобно расположена между Балтимором и Вашингтоном, округ Колумбия. мир бизнеса .

Отэм – профессионал по красоте с образованием; получила степень бакалавра в области юриспруденции и предпринимательства.Ее интерес к макияжу начался после того, как она прошла курс макияжа Theater 101 в своем университете, где она изучила основы искусства макияжа. После выпуска в 2015 году Отэм начала свою карьеру в индустрии макияжа в Ulta Beauty. Она руководила их косметическим отделом Prestige, где расширила свои личные и профессиональные знания о правильном нанесении макияжа, уходе за кожей и общих знаниях о продуктах, а также улучшила свою способность правильно наносить макияж на каждый тип кожи, цвет кожи, текстуру и т. д.

Она недавно начала свой путь в продолжении своего образования и в настоящее время посещает школу косметологии в школе Пола Митчелла во Фредрике, штат Мэриленд.

В настоящее время Отэм предлагает своим невестам широкий спектр услуг, включая, помимо прочего:

  • Аппликация для традиционного макияжа
  • Нанесение макияжа аэрографом
  • Свадебная прическа/прически
  • Наращивание ресниц

* посетите http://www.autumnestelle.com для получения дополнительных свадебных/свадебных услуг, не связанных с красотой *

.

.

Миссия

Отэмнс состоит в том, чтобы продвигать внутреннюю красоту своих клиентов, усиливая их естественную красоту. Она создает свой макияж на основе цвета глаз клиентов. Она работает с контрастными цветами, чтобы сделать глаза более яркими, и использует корректоры цвета вместе с легкими, стойкими продуктами для лица для идеального комфортного покрытия, похожего на кожу.

Имея дело с большими вечеринками, Отэм и ее команда помощников талантливых художников совместно дополняют группу, чтобы обеспечить единообразие стилей в группе.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.