Милировка: Идеи на тему «Milirovka» (54)

Милировка на длинные волосы фото

Дело в том, что при сильном обесцвечивании оксигент выводит как натуральный, так и косметический пигмент, оставляя полое пространство в каждом волоске (локоны становятся тонкими). Некоторые техники, как, например, балаяж, довольно трудны в исполнении и качественно осуществить процедуру окраски сможет только настоящий профессионал. На светло-русых волосах хорошо смотрятся практически все техники мелирования, за редким исключением, как, например, шатуш. Данный метод мелирования чаще применяется на вьющихся волосах, которые требует не только осветления прядей, но и подчеркивания объема. Чтобы оставаться в тренде, рекомендуется преимущественно выбирать цвета для мелирования близкие к природному цвету. Разница лишь в том, что для мелирования в этом случае применяются щадящие безаммиачные краски с добавлением воска.

Смотрите видео

Для окрашивания разными оттенками используют при нанесении цвета полоски разноцветной фольги, что позволяет контролировать последовательность чередования прядей. А для того, чтоб придать прическе на праздник большего шарма и превосходства, стилисты советуют украсить пробор короткой стрижки контрастными блестками или выделить цветным воском. Мелирование балаяж техника частичного окрашивания балаяж направлена в основном на изменение цвета от темного к более светлому. Для достижения необходимого результата неплохо будет предварительно ознакомится с обучающим видео в интернете. При окрашивании пряди приобретают оттенки блонда и золотисто-коричневые цвета, приближенные к натуральным. При помощи набора химических реагентов будут устранены искусственные пигменты, и ваша шевелюра получит свой натуральный колор.


Мелирование на русые волосы 100 модных новинок и трендов

Так вы получите необычную причёску и сможете уберечь корни волос от пагубного воздействия оксигента. Мелирование на светлые, рыжие, шоколадные и темные волосы с фото правильно подобранные к своему основному оттенку волос цвета для частичного окрашивания прядей залог получения в итоге желаемого результата. Светлым шатенкам подойдут: пшеничный ; мокрый песок; медовый ; марсал; гнилая вишня; баклажан ; спелая слива; песочный; светло-ореховый; карамельный ; молочный цвета.

Эффект мелирования создается за счет удаления из прядей меланина, вследствие чего происходит осветление на несколько тонов. Розовое, фиолетовое, белое, пепельное и черно-белое мелирование хороший способ выглядеть моложе выполнить мелирование волос белым цветом. Но помните, что мелирование техникой омбре, калифорния и балаяж удачнее всего выглядят на стрижке каскад и «прямая линия» средней длины. Хотя она предназначена преимущественно для полного обесцвечивания волос, эксперты мира причёсок советуют использовать её для мелирования.



Виды мелирования волос 11 модных типов с фото и примерами

Основана она на осветлении прядей щадящим средством на основе воска, которое не содержит в своем составе аммиак и прочие агрессивные вещества.

Мелкое мелирование техника мелкого окрашивания прядей давно зарекомендовала себя, как одна из самых стильных и смелых. В свою очередь, стандартные техники окрашивания типа омбре невозможны на коротких стрижках, так как недостаточная длина прядей не дает раскрыться переливам цвета, которые предполагают такие типы частичного окрашивания. Челки 2020 - подборка самых модных вариантов (100 фото) прически 2019 - 120 фото лучших идей и описание их реализации.

Любая представительница прекрасного пола знает, как важен уход за волосами, какую роль цвет, укладка, прическа и прочие детали играют во внешнем виде. В процессе покраски прядей используют несколько хорошо сочетаемых с естественным цветом оттенков и дополнительно прибегают к тонировке и стойкому окрашиванию. Исключите использование стайлинговых средств, которые хотя и моделируют причёску, всё-таки пагубно отражаются на структуре волос. Процедуру проводят с помощью специальной парикмахерской шапочки, а если вы планируете проводить окрашивание своими руками можно использовать и плотный полиэтиленовый кулек, и крючок.

Все темные тона отлично сочетаются друг с другом, создавая красивый перелив на волосах и перекликаясь от прядки к прядке.

Парикмахерские услуги - сервис объявлений OLX.ua Украина

Донецк, Ворошиловский Вчера 20:49

Киев, Днепровский Вчера 19:54

Кривой Рог, Долгинцевский Вчера 19:52

допишите начатые предложения и у вас получится милировка некоторых произносительных норм

Запишите словосочетания по образцу. 7 (минута) - семь минут, 6 (час)-(5) урок - пятый урок(2) парта-.11 (секунда) —(3) вопрос -14 (день) —(8) задание​

Напишите сочинение по сказке об Иване-царевиче,жар-птице и сером волке:вначале коротко(в 2-3 предложениях)расскажите,чем начинается;потом опишите одно … из событий,завершите работу коротким рассуждением с использованием пословицы.​

eroni в предложения.рпрыгает3ВгусеницыживетMail3aапрелемидетПохчащеизonraспряталосьпомидортўчуRadanokразец: Май идёт за апрелем.Амиши в тетрадь глагол … ы прошедшего времени, предлоги,esi, в которых есть словосочетания: жи-ши, чу-шу.​

Помогите пожалуйста. подчеркнуть разделительный мягкий знак в слове крыилья ,братья,воробьи,муравьи​

Запишите рядом с полной формой имени прилагательного его краткую форму и имя существительное, с которым оно может сочетаться. тягуч...му, горяч...го, … похож...го, колюч...го, неуклюж...му, пахуч...му Подберите к слову похожий однокоренное слово. Подберите синонимы к этому слову. Пожалуйста помогите, мне надо до завтра сдать​

Обведите имена существительные в творительном падеже, устно поставьте вопросы к ним. 1. Румяной зарёю покрылся восток, в селе за рекою потух ог … онёк. (А. Пушкин) 2. Опрятней модного паркета блистает речка, льдом одета. (А. Пушкин) 3. Теплом растопит солнышко, как воск, снега пушистые. (С. Дрожжин) Заколдован невидимкой, дремлет лес под сказку сна. (С. Есенин)Проведите самодиктант. 1. Прочитайте внимательно первое предложение. 2. Найдите орфограммы, слова с ними прочитайте по слогам. 3. Запишите предложение по памяти, диктуя себе по слогам. 5. Проверьте написанное, сверьте с текстом. 6. Исправьте ошибки. ​

Как оно называется, и кто его автор? ресницы макушка 1. Ни один м...ловек не мог бы сразу дог...даться, что перед ним киберне- тический мал(?)чик. Кур … носый нос, вихор на м...кушке, длинн... р...сницы, син... курточка, ж...лтая рубашка, летн... брюки. Сотни тысяч?) таких мальчиш..к бегают по ул...цам б...льшого гор.

..да. 2. Профессор смотрел на спящего. Ресницы дрогнули, блестящие глаза от- крылись. Мальчик приподнялся и сел, Профессор достал из-под куртки Электроника маленькую электрическую вилку и вставил ее в розетку. • к какому тексту (художественному или нехудожественному) относятся отрывки? Определи тип текстов (повествование, описание, рассуждение) и их жанр (рассказ, сказка, стихотворе- ние). Докажи. • Спиши текст-описание, вставляя пропущенные буквы. Под- черкни опорные слова, которые помогают доказать твой выбор. Какими частями речи они выражены? 2.професор смотрел на спящего ресницы дрогнули блестящие глаза от крылись мальчик приподнял и сел профессор достал из под куртки электроника маленькую вилку и вставил её в разетку

СРОЧНО!!! ПРОШУ! Начнём размечать эталонный корпус. Мы будем работать только с одушевлёнными референтами, поэтому ваша задача — отфильтровать слова в … корпусе, поставив «+» после каждого слова, которое относится к одушевлённому референту. Служив отлично благородно, Долгами ___ жил его ___ отец ___, Давал три бала ___ ежегодно И промотался наконец.

Судьба ___ Евгения ___ хранила: Сперва Madame за ним ___ ходила, Потом Monsieur её ___ сменил. Ребенок ___ был резов, но мил. Monsieur l’Abbé ___ , француз ___ убогой, Чтоб не измучилось дитя ___ , Учил его ___ всему ___ шутя, Не докучал моралью ___ строгой, Слегка за шалости ___ бранил И в Летний сад ___ гулять водил. ( На месте ___ нужно поставить либо + либо - )

Помогите пожалуйстаподчеркнуть буквы обозначающие мягкие согласные звуки ​

Допустим, что мы умеем фильтровать кандидатов для анафоры только с помощью признака «число». Выберите все анафоры, которые будут разрешены однозначно … и верно.Кандидаты-антецеденты выделенны курсивом, анафор - жирным.​Деревня, где скучал Евгений,Была прелестный уголок…Ей рано нравились романы;Они ей заменяли всё…Он из Германии туманнойПривёз учёности плоды:Вольнолюбивые мечты…Он слушал Ленского с улыбкой.Поэта пылкий разговор,И ум, ещё в суждениях зыбкой,И вечно вдохновенный взор, —Онегину все было ново…Покамест упивайтесь ею,Сей легкой жизнию, друзья!Её ничтожность разумеюИ мало к ней привязан я…С послушной куклою дитяПриготовляется шутяК приличию — закону света,И важно повторяет ейУроки маменьки своей.

Определение милитаризации от Merriam-Webster

миллион | \ ˈMi-lə-tə-rīz \

военизированный; милитаризация

переходный глагол

2 : для вооружения и обороны

3 : для использования в военных целях

Duke University Press - милитаризация

Роберто Дж. Гонсалес - профессор антропологии в Государственном университете Сан-Хосе и автор книги Militarizing Culture: Essays on Warfare State .

Хью Гастерсон - профессор международных отношений и антропологии Университета Джорджа Вашингтона и автор книги Drone: Remote Control Warfare .

Густав Хаутман - редактор журнала «Антропология сегодня, » в Королевском антропологическом институте в Лондоне.

Примечание редактора xiii
Благодарности xv
Введение / Роберто Дж.Гонсалес и Хью Гастерсон 1
Раздел I. Милитаризация и политическая экономия
Введение / Кэтрин Лутц 27
1.1. Имперский треугольник США и военные расходы / Джон Беллами Фостер, Ханна Холлеман и Роберт У. Макчесни 29
1.2. Прощальное обращение к нации, 17 января 1961 г. / Дуайт Д. Эйзенхауэр 36
1.3. Милитаризация спорта и новое определение патриотизма / Уильям Астор 38
1.4. Насилие, как раз вовремя: война и работа в современной Западной Африке / Дэниел Хоффман 42
1. 5. Женщины, экономика, война / Кэролайн Нордстрем 51
Раздел II. Военный труд
2.1. Солдат как работа: полностью добровольческие силы в США / Бет Бейли 59
2.2. Определение пола глобуса / Sealing Cheng 62
2.3. Военные монахи / Майкл Джеррисон 67
2.4. Дети-солдаты после войны / Брэндон Корт и Роберт Кениг 71
2.5. Азиатский труд в японской империи военного времени / Пауль Х. Кратоска 73
2.6. Корпоративные воины: подъем приватизированной военной промышленности / П.W. Singer 76
Раздел III. Гендер и милитаризм
Введение / Кэтрин Т. Маккаффери 83
3.1. Гендер в переходный период: здравый смысл, женщины и война / Кимберли Тейдон 85
3.2. Сострадательный воин: жертва военного времени / Жан Бетке Эльштайн 91
3.3. Создание граждан, создание мужчин: военные и мужественность в Боливии / Лесли Гилл 95
3.4. Один из парней: женщины-военные и аргентинская армия / Максимо Бадаро 101
Раздел IV. Эмоциональная жизнь милитаризма
Введение / Кэтрин Лутц 109
4. 1. Милитаризация и безумие повседневной жизни / Нэнси Шепер-Хьюз 111
4.2. Страх как образ жизни / Линда Грин 118
4.3. Зло, Самость и выживание / Роберт Джей Лифтон (Беседовал Гарри Крейслер) 127
4.4. Целевая аудитория: эмоциональное влияние правительственных фильмов США на ядерные испытания / Джозеф Маско 130
Раздел V. Риторика милитаризма
Введение / Эндрю Бикфорд 141
5.1. Милитаризация цветущей сакуры / Эмико Охнуки-Тирни 143
5.2. «Старый Запад» на Ближнем Востоке: военные метафоры США в реальной и воображаемой индийской стране / Стивен У. Силлиман 148
5.3. Идеология, культура и холодная война / Наоко Сидусава 154
5.4. Военные нормы: Меры по подавлению восстания в США чувствуют себя как дома / Кэтрин Лутц 157
5.5. Ядерный ориентализм / Хью Гастерсон 163
Раздел VI. Милитаризация, место и территория
Введение / Роберто Х. Гонсалес 167
6.1. Война дома / Кэтрин Лутц 168
6.2. Вторичный эффект: социопространственное влияние вооруженных сил США / Марк Л. Гиллен 175
6.3. Ядерные ландшафты: Маршалловы острова и его радиоактивное наследие / Барбара Роуз Джонстон 181
6.4. Война с террором, демонтаж и строительство места: этнографическая перспектива из Палестины / Джули Питит 186
6.5. Пограничная стена - это метафора / Джейсон де Леон (Беседовала Мишлин Ааронян Марком) 192
Раздел VII. Военизированный гуманитарный подход
Введение / Кэтрин Бестеман 197
7.1. Лаборатория интервенции: гуманитарное управление посткоммунистических балканских территорий / Мариэлла Пандольфи 199
7.2. Вооружены для человечества / Майкл Барнетт 203
7.3. Страсти защиты: суверенная власть и гуманитарная война / Энн Орфорд 208
7.4. Обязанность защищать или право наказывать? / Махмуд Мамдани 212
7.5. Утопии власти: от безопасности человека к обязанности защищать / Чоура Макареми 218
Раздел VIII. Милитаризм и СМИ
Введение / Хью Гастерсон 223
8.1. Pentagon Pundits / Дэвид Барстоу (Интервью Эми Гудман) 224
8. 2. Операция Голливуд / Дэвид Л. Робб (Беседовал Джефф Флейшер) 230
8.3. Дисциплина и публикация / Марк Педелти 234
8.4. Enola Gay на дисплее / John Whittier Treat 239
8.5. Военное порно: Голливуд и война, от Второй мировой войны до Американский снайпер / Питер ван Бюрен 243
Раздел IX. Милитаризация знаний
Введение / Дэвид Х. Прайс 249
9.1. Смещение границ: государство, основы, международные и региональные исследования во время и после холодной войны / Брюс Камингс 251
9.2. Карьера в психологии холодной войны / Эллен Херман 254
9.3. Научный колониализм / Йохан Галтунг 259
9.4. Исследования зарубежных стран / Ральф Л. Билс 265
9.5. Переосмысление перспективы критического образования / Генри А. Жиру (интервью с Хронисом Полихронио) 270
Раздел X. Милитаризация и тело
Введение / Роберто Х. Гонсалес 275
10.1. Ядерная война, война в Персидском заливе и исчезающее тело / Хью Гастерсон 276
10.2. Структура войны: сопоставление раненых тел и незакрепленных проблем / Элейн Скарри 283
10.3. Улучшенный боец ​​/ Кеннет Форд и Кларк Глаймор 291
10.4. Страдающий ребенок: воплощение войны и ее последствия в пост-сандинистской Никарагуа / Джеймс Кесада 296
Раздел XI. Милитаризм и технологии
Введение / Хью Гастерсон 303
11.1. Отказ от оружия: возвращение Японии к мечу, 1543–1879 / Ноэль Перрин 305
11.2. Life Underground: Building the American Bunker Society / Joseph Masco 307
11.3. Милитаризация космоса / Дэвид Х. Прайс 316
11.4. Воплощение и влияние в эпоху цифровых технологий: понимание психических заболеваний среди персонала военных дронов / Алекс Эдни-Браун 319
11.5. Наземные мины и кассетные бомбы: «Оружие массового поражения в замедленном движении» / Х. Патрисия Хайнс 324
11.6. Залог неучастия / Лизбет Гронлунд и Дэвид Райт 328
11.7. Призыв ученых запретить автономных смертоносных роботов / Международный комитет по контролю над роботизированным оружием 329
Раздел XII. Альтернативы милитаризации
Введение / Дэвид Вайн 333
12.1. Война - это всего лишь изобретение, а не биологическая необходимость / Маргарет Мид 336
12.2. Размышления о возможности общества ненасилия и антропологии ненасилия / Лесли Э. Спонсель 339
12.3. Базы США, Империя и Глобальный ответ / Кэтрин Лутц 344
12.4. Здесь внизу / Джулиан Агуон 347
12.5. Война, культура и борьба с повстанцами / Роберто Х. Гонсалес, Хью Гастерсон и Дэвид Х. Прайс 349
12.6. Надежда во тьме: невыразимые истории, дикие возможности / Ребекка Солнит 350
Ссылки 355
Авторы 383
Указатель 389
Авторы 403

Бумага ISBN: 978-1-4780-0623-7 / ISBN ткани: 978-1-4780-0546-9

Милитаризация в эпоху пандемического кризиса

Мы живем в то время, когда ужасы жизни подсказывают, что мир погрузился во тьму.Кризис COVID-19 породил антиутопический кошмар, который наводняет наши экраны и средства массовой информации образами страха. Тела, дверные ручки, картонные упаковки, пластиковые пакеты, выдыхаемый нами дыхание и все остальное, что предлагает вирусу место отдыха, можно сравнить с бомбой, готовой взорваться, что приведет к огромным страданиям и неисчислимым смертям. Мы больше не можем пожимать руки, обнимать друзей, пользоваться общественным транспортом, сидеть в кафе или ходить по улице, не испытывая настоящего беспокойства и страха.Политики, эксперты в области СМИ и другие говорят нам, что повседневная жизнь приобрела характер зоны боевых действий.

Метафора войны обладает глубоким чувством безотлагательности и имеет долгую риторическую историю во время кризисов. Милитаризация стала центральной чертой эпохи пандемии и указывает на преобладание воинственных ценностей в обществе. В частности, Майкл Гейер определяет его как «противоречивый и напряженный социальный процесс, в котором гражданское общество самоорганизуется для производства насилия» (Geyer, 1989: 9).Гейер писал о милитаризации Европы в период 1914-1945 годов, но его описание кажется еще более актуальным сегодня. Это очевидно по тому, как правые политики, такие как Трамп, способствуют усилению милитаризации языка, общественных пространств и тел. Такие термины, как «подготовка к войне», «организация штурма» и «сплочение войск» были нормализованы перед лицом пандемического кризиса. В то же время язык войны отдает предпочтение распространению капитализма наблюдения, защите границ и приостановлению гражданских свобод.

По мере того, как вирус останавливает двигатели капитализма, дискурс войны приобретает новое значение как медицинский термин, подчеркивающий борьбу с недофинансируемыми системами общественного здравоохранения, нехватку ресурсов для тестирования, стремление к снижению мобильность, рост безработицы и непрекращающиеся душераздирающие усилия по обеспечению необходимыми средствами защиты передовых и аварийных работников. В основе этой эпической трагедии - сдержанная политическая борьба, направленная на то, чтобы обратить вспять и исправить десятилетия войны, которую неолиберальный капитализм вел против государства всеобщего благосостояния, основных социальных условий, общественных благ и общественного договора. Провал этой деспотической смертоносной формы капитализма казино можно услышать, как отмечает Арундати Рой в:

.

рассказы о переполненных больницах в США, о низкооплачиваемых, перегруженных медсестрах, которым приходилось делать маски из вкладышей для мусора и старых плащей, рискуя всем ради помощи больным. О государствах, вынужденных конкурировать друг с другом за аппараты искусственной вентиляции легких, о дилеммах врачей по поводу того, какой пациент должен получить один, а какой оставить умирать.

Язык войны используется мандаринами власти как для борьбы с неизбирательной вирусной пандемией, поставившей капитализм на колени, так и для усиления и расширения политических формирований и глобальной финансовой системы, которые неспособны справиться с пандемией.Вместо того, чтобы использовать ярость, эмоции и страх для того, чтобы углубить наше понимание условий, способствовавших этой глобальной чуме, и того, что она может означать для борьбы с ней и предотвращения ее в будущем, правящая элита в ряде стран правого крыла, таких как США а Бразилия использует дискурс войны либо для исключения таких вопросов из публичных дебатов, либо отклоняет их как недобросовестные действия во время кризиса. Амартия Сен прав, утверждая, что «предотвращение пандемии может выглядеть как война, но реальная необходимость далека от этого».

Вместо этого язык войны создает эхо-камеру, создаваемую как в высших кругах власти, так и в аппаратах правой культуры, которые служат для превращения травм, истощения и траура в туман теорий заговора, государственных репрессий и углубляющуюся бездну свободы. тьма, которая «служит концам власть имущих». Эдвард Сноуден прав, предупреждая, что правительства будут использовать кризис пандемии для расширения своей атаки на гражданские свободы, отмены конституционных прав, подавления инакомыслия и создания того, что он называет «архитектурой угнетения».Он пишет:

По мере распространения авторитаризма, увеличения количества законов о чрезвычайном положении, когда мы жертвуем своими правами, мы также жертвуем своей способностью остановить сползание в менее либеральный и менее свободный мир. Вы действительно верите, что, когда первая волна, эта вторая волна, 16-я волна коронавируса станет давно забытым воспоминанием, эти возможности не будут сохранены? Что эти наборы данных не будут храниться? Независимо от того, как он используется, создается архитектура угнетения.

Нет никаких сомнений в том, что кризис Covid-19 станет испытанием границ демократии во всем мире. Правые движения, неонацисты, авторитарные политики, религиозные фундаменталисты и множество других экстремистов подпитываются тем, что Славой Жижек называет «идеологическими вирусами… [лежащими] в бездействии в наших обществах». К ним относятся закрытие границ, карантин так называемых врагов, утверждение о том, что нелегальные иммигранты распространяют вирус, требование усиления полицейской власти и поспешность религиозных фундаменталистов с целью отправить женщин в дом, чтобы они взяли на себя их «традиционную» гендерную роль. .

На экономическом уровне и под прикрытием страха США, в частности, переводят то, что Джонатан Кук называет:

огромные суммы государственных денег крупнейшим корпорациям. Политики, контролируемые крупным бизнесом, и СМИ, принадлежащие крупному бизнесу, без всякой проверки проталкивают это корпоративное ограбление - и по причинам, которые не требуют пояснений. Они знают, что наше внимание слишком захвачено вирусом, чтобы мы могли оценить намеренно мистифицирующие аргументы о предполагаемых экономических выгодах, о еще более иллюзорном просачивании.

Это представляет собой политику «оппортунистического авторитаризма», которая уже применяется в ряде стран, которые прикрываются применением мер общественного здравоохранения для проведения ряда антидемократических политик и волны репрессий. Пандемия ясно показала, что рыночные механизмы не могут справиться с глубиной и масштабом нынешнего кризиса. Провал неолиберализма не только показывает глубокое чувство отчаяния и моральной пустоты в основе казино-капитализма, но также дает понять, что чары неолиберализма разрушены и как таковые находятся в разгаре кризиса легитимации.Пандемия коронавируса прояснила, что неолиберальное представление о том, что все проблемы являются делом личной ответственности и что каждый из нас определяется исключительно личными интересами, полностью рухнуло, поскольку неолиберализм не смог справиться с пандемией. нехватка жизненно важного медицинского оборудования, отсутствие тестирования и сбои в услугах общественного здравоохранения, в основном из-за мер жесткой экономии.

Одним из следствий несостоятельного неолиберального государства является усиление притеснений с целью предотвратить появление массовых протестных движений и радикальных форм коллективного сопротивления.Приостановление гражданских прав, подавление инакомыслия, пересмотр конституционных свобод и массовое использование государственного надзора в антидемократических целях стало нормой. Многие из стран, которых придерживаются политики жесткой экономии и культуры жестокости, используют пандемический кризис как способ формирования своих методов управления, опираясь на то, что активист Эйерис Диксон называет элементами «фашистского экстренного сценария». К ним относятся:

Используйте чрезвычайную ситуацию, чтобы ограничить гражданские свободы - особенно права на передвижение, протест, свободу печати, право на судебное разбирательство и свободу собраний. Используйте чрезвычайную ситуацию для приостановки работы государственных институтов, консолидации власти, уменьшения институциональных сдержек и противовесов и ограничения доступа к выборам и другим формам совместного управления. Содействовать чувству страха и индивидуальной беспомощности, особенно в отношениях с государством, чтобы уменьшить протесты и создать культуру, в которой люди соглашаются с властью фашистского государства; Замените демократические институты авторитарными институтами, используя чрезвычайное положение как оправдание. Создавайте козлов отпущения для чрезвычайных ситуаций, таких как иммигранты, цветные люди, инвалиды, этнические и религиозные меньшинства, чтобы отвлечь внимание общественности от неудач государства и потери гражданских свобод.

Свидетельства распространения этого идеологического вируса, его механизмов и репрессивной политики больше не являются просто бездействующими страхами тех, кто боится роста авторитарных движений и форм правления. Например, премьер-министр Венгрии Виктор Орбан принял закон, дающий ему «широкие чрезвычайные полномочия на неопределенный период времени…. Эти меры были применены как часть реакции правительства на глобальную пандемию». Становится очевидным то, что кризис пандемии вызывает массовую тревогу, которая позволяет правительствам превратить медицинский кризис в политическую возможность для лидеров всего мира протолкнуть диктаторские власти без особого сопротивления.

Например, как замечает Селам Гебрекидан: «В Великобритании у министров есть то, что критик назвал« сногсшибательной »властью задерживать людей и закрывать границы. Премьер-министр Израиля закрыл суды и начал навязчивую слежку за гражданами. Чили отправила военных на площади, когда-то занятые протестующими. Боливия отложила выборы ». На Филиппинах президент Родриго Дутерте, который в прошлом грубо нарушил гражданские права, получил от конгресса чрезвычайные полномочия.Под прикрытием применения мер общественного здравоохранения из-за угрозы, исходящей от коронавирусной чумы, Китай разогнал протесты в Гонконге и арестовал многих своих лидеров. В Соединенных Штатах министерство юстиции Трампа обратилось к Конгрессу с просьбой «предоставить возможность просить верховных судей задерживать людей на неопределенный срок без суда во время чрезвычайных ситуаций - часть стремления к новым полномочиям, возникающего по мере распространения коронавируса по США».

В США Трамп обвиняет СМИ в распространении фейковых новостей о вирусе, нападает на репортеров, задающих критические вопросы, наполняет суды федеральными подхалимами, дегуманизирует нелегальных иммигрантов, называя их носителями вируса, и утверждает, что он обладает `` полной властью ''. ', чтобы возобновить экономику, какой бы опасной ни была политика, перед лицом пандемии коронавируса.В этом случае рынки Трампа опасаются поддерживать элементы превосходства белых, ультранационализма и социальной чистки, одновременно высвобождая мобилизующие страсти фашизма. Он поддерживает подавление избирателей и публично заявил, что облегчение голосования для многих американцев, таких как чернокожие и другие цветные меньшинства, будет означать, что «республиканец больше никогда не будет избран в этой стране». В разгар экономических трудностей и повсеместных страданий из-за бушующей пандемии Трамп использовал сочетание страха и катарсической жестокости, одновременно разжигая дикое беззаконие, нацеленное на наиболее уязвимые группы населения.Как еще объяснить, что он назвал коронавирус «китайским вирусом», независимо от того, какое насилие он вызывает со стороны правых против американцев азиатского происхождения, или его призыв вновь открыть экономику, поспешно зная, что в результате могут умереть тысячи людей, в основном пожилые люди? бедные и прочие уязвимые.

Милитаризация СМИ и политика пандемической педагогики

В эпоху пандемии культура милитаризовалась. Дональд Трамп и правые СМИ в Соединенных Штатах политизировали и превратили пандемию коронавируса в оружие.Они превратили ее в оружие, введя чрезвычайное положение для поддержки политических нападок Трампа на критиков, прессу, журналистов и политиков, которые сомневаются в его неумелой реакции на пандемический кризис. Они политизировали это, введя серию мер под рубрикой чрезвычайного положения, которые отвлекают средства на спасение правящей элиты, милитаризуют общественное пространство, усиливают власть полиции, устраивают нападения на иммигрантов без документов как угрозу общественному здоровью и способствует подавлению избирателей.Кроме того, Трамп еще больше усилил систему наблюдения, уволил государственных служащих за участие в процессе импичмента и первоначально заявил, что вирус был обманом, увековеченным СМИ и демократами, которые пытались помешать переизбранию Трампа.

Язык дегуманизации Трампа в сочетании с его ужасающим невежеством и ядовитой некомпетентностью идеально подходит для спектакля в СМИ, который он сделал центральной чертой своего президентства. Антиинтеллектуализм Трампа `` кипел в Соединенных Штатах на протяжении десятилетий и теперь полностью выкипел '' и, будучи включенным в качестве центральной особенности правых социальных сетей, становится `` чрезвычайно успешным инструментом гегемонистского контроля, манипуляции и ложного сознания. '.Апокалиптическая риторика Трампа, похоже, соответствует тональности момента, поскольку наблюдается всплеск правого экстремизма, антисемитизма, взрывоопасного расизма и культуры лжи, непосредственности и жестокости. По мере усиления пандемии в США и некоторых других странах по всему миру мы наблюдаем растущую угрозу авторитарных режимов, которые используют СМИ для нормализации своих действий и ведения войны против диссидентов и других, борющихся за сохранение демократических идей. и принципы.

Учитывая его опыт в сфере реалити-шоу и культуры знаменитостей, Трамп руководствуется взаимно подкрепляющими друг друга списками впечатляющих припадков саморекламы, радостью от создания оруэлловского двусмысленного выражения и оценками, которые получает его освещение в СМИ. Одно из оскорблений, которое он наносит журналистам на своих брифингах по поводу коронавируса, заключается в том, что их сети имеют низкие рейтинги, как будто это показатель актуальности задаваемого вопроса. В отличие от любого другого президента, Трамп использовал основные СМИ и социальные сети, чтобы мобилизовать своих последователей, атаковать своих врагов и создать в Твиттере вселенную дезинформации, лжи и гражданской неграмотности. Он защищал правые СМИ, повторяя их позиции по ряду вопросов и используя их для озвучивания своей собственной. Консервативные СМИ, такие как Fox News, были чрезвычайно соучастниками в оправдании призыва Трампа к Министерству юстиции раскопать компромат на его политических соперников, включая преступление, не подлежащее импичменту, вымогательство у украинского правительства через обещание прекратить оказание военной помощи, если они не сделают этого. начать расследование в отношении своего политического соперника Джо Байдена. Более того, они поддержали его подстрекательство к вооруженным восстаниям в своих твитах, призывая его последователей освободить Миннесоту, Мичиган и Вирджинию, отказавшись подчиняться приказам оставаться дома и ограничениям социального дистанцирования.По иронии судьбы, он призывает к антисоциальным протестам дистанцирования, которые нарушают его собственные федеральные правила.

Трамп использовал полицейские полномочия государства, особенно ICE, чтобы задержать детей и отделить их от родителей на границе. Ставя лояльность выше опыта, он окружает себя некомпетентными подхалимами и принимает политические решения интуитивно, часто вопреки советам экспертов в области общественного здравоохранения. Все это вторит и поддерживается консервативной и правой экосистемой, особенно Fox News, Breitbart News, и, судя по всему, легионом комментаторов правого крыла, таких как Раш Лимбо, которые ложно утверждали, что вирус - обычная простуда и Лаура Ингрэм, которая обманом сравнила Covid-19 с гриппом.Fox News не только выдвинула теории заговора, такие как утверждение, что вирус является продуктом «глубинного государства» и используется демократами для предотвращения переизбрания Трампа, но и произвела дезинформацию о вирусе и представила то, что 74 профессора журналистики и ведущие журналисты охарактеризовали как «опасность для здоровья населения». Как и большинство авторитарных сторонников, Трамп делает все, чтобы контролировать правду, наводняя СМИ ложью, осуждая научные доказательства и критические суждения как фейковые новости. Последнее является прямой атакой на свободную прессу, критически настроенных журналистов и представление о том, что поиск истины имеет решающее значение для любого действительного и общего представления о гражданстве.

Кризис политики теперь сочетается с господствующими и контролируемыми корпорациями цифровыми медиа и экранной культурой, которая упивается политическим театром, принимает невежество, разрозненные повествования и расовую истерию (ср. Butsch, 2019). Кроме того, он санкционирует и создает культуру сенсаций, направленную на повышение рейтингов и прибылей за счет правды.Как машина дезориентации и форма педагогики пандемии, она подрывает комплексное представление социальных проблем и подавляет культуру инакомыслия и осознанных суждений. Эта пандемическая педагогика функционирует так, чтобы формировать человеческую деятельность, желание и способы идентификации как в логике потребительства, так и при привилегировании гиперформ мужественности и узаконивании различия между другом и врагом. Мы живем в эпоху, когда театр и спектакль лишают политики какой-либо моральной субстанции и способствуют возрождению обновленной версии фашистской политики.Бездумность стала национальным идеалом, поскольку контролируемые корпорациями СМИ отражают требования администрации Трампа, чтобы реальность отражалась эхом, а не анализировалась, подвергалась допросу и критически осмысливалась. Политика теперь полна напыщенности, слов, связанных вместе, чтобы шокировать, ошеломить разум, а образы переполнены корыстным чувством буйства и гнева. Трамп беззастенчиво поддерживает такую ​​политику, показывая пропагандистские видеоролики на президентских пресс-конференциях.

Отличительной чертой этого исторического периода, особенно при режиме Трампа, является то, что Сьюзан Зонтаг назвала формой эстетического фашизма с его презрением ко «всему рефлексивному, критическому и плюралистическому».Одним из отличительных элементов текущего момента является рост того, что мы называем жесткими и мягкими машинами дезинформации. Жесткие машины дезориентации, такие как Fox News, консервативное радио и СМИ Breitbart, функционируют как откровенные и непримиримые пропагандистские машины, торгующие на нивизме, искажении фактов и расистской истерии, все это скрыто под покровом регрессивного взгляда на патриотизм.

Как указывает Джоэл Блейфус, Fox News , в частности, «открыто презирает правду и каждую ночь участвует в« ритуале закапывания правды в «дыры памяти» и создания новой версии реальности [ это сохраняет] дух 1984 года… живым и здоровым….Эта самая популярная кабельная новостная сеть, верная Трампу, функционирует как реальное министерство правды из книги Джорджа Оруэлла 1984 , где бюрократы «исправляют» исторические рекорды, чтобы соответствовать указу Большого Брата. Фашистская политика Трампа и его фантазии о расовой чистоте не могли бы быть успешными без машин дезориентации, педагогических аппаратов и практиков, необходимых для того, чтобы сделать его «видение не просто реальным, но гротескно нормальным». Трамп ясно дает понять, что превращение языка в дискурс расизма и ненависти в качестве оружия во многом обязано политике забвения и является важным инструментом в борьбе за подрыв исторического сознания и самой памяти.

Мягкие машины дезориентации или либеральные основные СМИ, такие как NBC Nightly News, MSNBC и устоявшаяся пресса, функционируют в основном для того, чтобы обслуживать вселенную Twitter Трампа, культуру знаменитостей и резкий дух рынка, при этом изолируя социальные проблемы, индивидуализируя социальные проблемы и сделать работу власти видимой на поверхности. Это очевидно из того, что они постоянно освещают его ежедневные брифинги для прессы, что, по словам Оскара Самбрано, «похоже на наблюдение за прогрессирующей болезнью, которая заражает всех нас: параллель с коронавирусом» (Zambrano, 2020).К сожалению, высокие рейтинги важнее отказа от участия в очках дезинформации Трампа. Политика как зрелище насыщает чувства шумом, дешевой мелодрамой, ложью и шутовством. Это не означает, что спектакль, который теперь превращает политику в чистый театр, предназначен просто для развлечения и отвлечения внимания.

Напротив, нынешнее зрелище, совсем недавно проявившееся в разгар кризиса с коронавирусом, функционирует как военная машина, функционирующая в основном для развития концепции войны как постоянного социального отношения, основного организационного принципа общества, а политика - всего лишь одного из его средствах или обличьях.Война теперь стала оперативной и определяющей чертой языка и матрицей всех властных отношений.

Милитаризация СМИ и сама культура теперь функционируют как форма социальной и исторической амнезии. То есть как по форме, так и по содержанию он отделяет прошлое от политики, которая в ее нынешней форме обернулась смертельной атакой на ценности и институты, имеющие решающее значение для функционирующей демократии. В этом случае отголоски фашистского прошлого остаются скрытыми, невидимыми за театральными выкриками и кампаниями дезинформации, которые выступают против предполагаемых `` врагов государства '' и `` фейковых новостей '', что является эвфемизмом для инакомыслия, привлечения власти к ответственности и оппозиционных СМИ. Чувство излишнего драматизма устраняет различие между фактом и вымыслом, ложью и правдой.

При таких обстоятельствах спектакль милитаризации функционирует как часть культуры отвлечения внимания, разделения и фрагментации, при этом отказываясь ставить вопрос о том, как Соединенные Штаты разделяют элементы фашистской политики, которая связывает их с рядом других авторитарные страны, такие как Бразилия, Турция, Венгрия и Польша. Все эти страны, находящиеся в разгаре пандемии, приняли форму фашистской эстетики и политики, сочетающую жестокую культуру неолиберальной строгости с дискурсами ненависти, нативизма и государственных репрессий.Милитаризация культуры и средств массовой информации в ее нынешних формах может апеллировать только к состоянию исключения, смерти и войны. При таких обстоятельствах теряется связь между гражданскими свободами и демократией, политикой и смертью, справедливостью и несправедливостью. Война должна вызывать тревогу, а не гордость, и ее лингвистические хранилища следует активно демилитаризовать.

Заключение

При режиме Трампа историческая амнезия используется как орудие (неправильного) просвещения, политики и власти и ведется в основном за счет милитаризации и размещения средств массовой информации.Это представляет собой форму пандемической педагогики - педагогического вируса, который разрушает формы деятельности, ценности и гражданские институты, имеющие центральное значение для прочной демократии. Представление о том, что прошлое - это бремя, которое необходимо забыть, является центральным элементом авторитарных режимов, позволяющим увядать общественную память и нормализовать нити фашизма. Хотя некоторые критики избегают сравнения Трампа с нацистской эпохой, важно признать тревожные признаки в этой администрации, которые перекликаются с фашистской политикой прошлого.Как отмечает Джонатан Фридленд, «знаки есть, если только мы сможем взглянуть». Отказ от сравнения Трампа и нацистов помогает поверить в то, что нам нечему научиться из истории, и утешиться предположением, что это не может повториться еще раз. Демократия не может выжить, если она игнорирует уроки прошлого, сводит образование к массовому конформизму, прославляет гражданскую неграмотность и делает потребительство единственным обязательством гражданства. Макс Хоркхаймер добавил более конкретный регистр к отношениям между фашизмом и капитализмом в своем комментарии: «Если вы не хотите говорить о капитализме, вам лучше не говорить о фашизме».’

Уроки, которые необходимо извлечь из пандемического кризиса, должны выходить за рамки того, чтобы сделать видимыми ложь, дезинформацию и коррупцию, лежащие в основе режима Трампа. Такой подход не позволяет бороться с наиболее серьезными преступлениями Трампа. Более того, в нем не исследуется ряд политических нитей, которые вместе составляют элементы, общие для глобального кризиса в эпоху пандемии. Глобальный ответ на пандемический кризис со стороны ряда авторитарных государств, рассматриваемый как часть более широкого кризиса демократии, должен быть проанализирован путем соединения идеологических, экономических и культурных нитей, которые пронизывают часто изолированные проблемы, такие как белый национализм, подъем Республиканская партия, в которой доминируют правые экстремисты, крах двухпартийной системы и усиление контролируемых корпорациями средств массовой информации как машины дезориентации и распространение разрушительных систем власти и дегуманизации.

Решающее значение для любой политики сопротивления имеет необходимость серьезно отнестись к представлению о том, что образование является центральным для самой политики и что социальные проблемы необходимо критически осмыслить, прежде чем люди смогут действовать как сила для расширения прав и возможностей и освобождения. Это предполагает анализ использования Трампом политики как милитаризованного зрелища не изолированно от более широкой социальной совокупности - например, просто как некомпетентность, - а как часть более всеобъемлющего политического проекта, в котором используются обновленные формы авторитаризма и современные версии фашизма. мобилизованы и набирают обороты как в Соединенных Штатах, так и по всему миру.Федерико Майор, бывший генеральный директор ЮНЕСКО, однажды заявил, что «от необразованных граждан ничего нельзя ожидать, кроме нестабильной демократии». В нынешний исторический момент и в эпоху Трампа было бы более уместно сказать, что того, чего можно ожидать от общества, в котором невежество является добродетелью, а гражданская грамотность и образование считаются обузой, нельзя ожидать ничего, кроме фашизма.

Пандемический кризис должен стать сплоченным кличем для создания массового коллективного сопротивления как Республиканской, так и Демократической партиям и неприкрытой жестокости политической и экономической системы, которую они поддерживали с 1970-х годов.То есть криминогенный ответ на кризис со стороны администрации Трампа должен стать призывом к оружию, если не моделью на глобальном уровне, для массового протестного движения, выходящего за рамки ритуала попытки Трампа и других авторитарных политиков за злоупотребление властью. Вместо этого такое движение должно стать призывом к суду над капиталистической системой, одновременно борясь за структурные и идеологические реформы, которые приведут к радикальной и социалистической демократии, достойной борьбы.

Важно помнить, что ни одна демократия не может выжить без информированного населения. Более того, нельзя предполагать солидарность между отдельными людьми, и за нее следует бороться как часть более широкой борьбы за слом идеологических и материальных репрессий, которые изолируют, деполитизируют и настраивают отдельных лиц и группы друг против друга. Сообщество и прочная общественная сфера не могут быть построены на узах общих страхов, изоляции и угнетения. Авторитарные правительства будут стараться сдерживать любое подобие демократической политики и любые попытки крупномасштабных преобразований общества.Сила заключается не только в понимании и способности разрушать, она также заключается в видении будущего, которое не имитирует настоящее, и в смелости коллективной борьбы за осуществление радикального демократического социалистического видения.

Список литературы

Бутш Р. (2019). Экранная культура: глобальная история . Лондон: Polity.

Гейер, М. (1989). «Милитаризация Европы, 1914-1945», в Дж. Р. Гиллисе (ред.) Милитаризация западного мира .Нью-Брансуик: Нью-Джерси: Издательство Университета Рутгерса.

Самбрано. О. (2020). Личная переписка. 20 марта.

Дополнительная литература по электронным международным отношениям

ПОПЫТКА ПРИ РАЗЪЯСНЕНИИ И КЛАССИФИКАЦИИ на JSTOR

Информация о журнале

Peace Research: Канадский журнал исследований мира и конфликтов - это многопрофильный профессиональный журнал, который публикует научные статьи о причинах войны и условиях мира. Мы интерпретируем это в широком смысле и поощряем материалы, которые исследуют, например, милитаризм, разрешение конфликтов, движения за мир, образование в защиту мира, экономическое развитие, защиту окружающей среды, международное развитие, культурный прогресс, социальные движения, религию и мир, гуманизм, права человека и феминизм. , все из которых имеют влияние на сферу исследований мира и конфликтов. Изучение мира и конфликтов посвящено миру как ценности и мирным методам как наиболее желательной форме трансформации конфликта.С конечной целью человеческого благополучия, он посвящен сокращению насилия, милитаризма, вооружений и войн посредством ненасилия, разоружения и мирного урегулирования споров. Соответственно, Peace Research публикует исследования, связанные с философией, теорией и практикой разрешения конфликтов, воспитанием в духе мира и движениями за мир.

Информация об издателе

Исследование мира публикуется в Колледже Менно Симонса, колледже Канадского университета меннонитов, связанного с университетом Виннипега и расположенного на его территории. Колледж Менно Симонса предоставляет образование, основанное на понимании меннонитов анабаптистами веры, мира и справедливости, а также других религиозных традиций и интеллектуальных взглядов. Члены факультета имеют ученые степени в области исследований мира и конфликтов, социологии, психологии, экономики, истории, политических исследований, антропологии, географии, религии и социальных наук. Посредством междисциплинарных программ в области исследований по разрешению конфликтов и исследований международного развития с широким спектром курсов и возможностей практики, Menno Simons College готовит студентов из разных слоев общества к участию и лидерству в местных и глобальных сообществах с целью способствовать укреплению мира и справедливости, облегчить конфликт, открытие новых методов справедливого устойчивого развития и борьба с угнетением и маргинализацией.

определение милитаризации по The Free Dictionary

Анализ структурных причин милитаризации и географических деталей глобализации выявил более конкретные причины милитаризации в наших странах: эта милитаризация, которая начинается на границе США и Мексики, подрывает недавние тенденции к большей демократизации и уважению прав человека, в то время как мало что делает, чтобы остановить поток наркотиков в Соединенные Штаты. Он также останавливается на чудовищности власти, милитаризации своей страны (представьте себе место, где оружия больше, чем перьев), подрыве гражданского (если не человеческого) общества, опасностях войны, роли международных держав в войне его страны с другими людьми. Сомали. Они предназначены не только для анализа «конкретных проявлений милитаризации» на Гавайях, но также для обеспечения «более общей критики американских нарративов о войне и государстве» (П. Шерри описывает и объясняет процесс милитаризации, который коренным образом изменил Американская жизнь с 1930-х годов.«На самом деле воинствующие студенческие организации заявляют, что здесь приветствуются только их идеология или точка зрения, и любая попытка ослабить их влияние на дискурс или представить другие точки зрения является« милитаризацией », - сказал заместитель и официальный представитель DILG Джонатан. Малайя. Он также сказал, что переговоры о милитаризации и введении военного положения в университетских городках, особенно в Университете Филиппин, показывают, что воображение этих групп зашло слишком далеко. Что мы по-прежнему обеспокоены деятельностью Китая и милитаризацией в Южно-Китайском море. .Тагуйвало предупреждает о милитаризации государства с назначением уходящего в отставку главнокомандующего в DSWD! - - Гея Катрина Кабико (philstar.com) - 9 октября 2018 г. - 11:36 МАНИЛА, Филиппины Бывший глава службы социального обеспечения Джуди Тагуйвало выступает против решение президента назначить военного руководить отделом, заявив, что это приведет к милитаризации государства. Пентагон отозвал свое приглашение Китаю принять участие в морских учениях в Тихом океане из-за "продолжающейся милитаризации" Пекина в Южно-Китайском море. официальный представитель заявил в среду, что это последний признак напряженности между США и Китаем.Несмотря на это, Китай отрицает, что движение бомбардировщиков в этом районе было частью «продолжающейся милитаризации».

Милитаризация полиции не в состоянии защитить офицеров и нацелена на чернокожие сообщества, исследование показывает

Милитаризация полиции не снижает уровень насильственных преступлений и не меняет количество офицеров, подвергшихся нападению или убитых, согласно исследованию 9000 правоохранительных органов США. Это исследование, возможно, является первым в стране систематическим анализом применения и последствий применения милитаризованной силы.

По крайней мере, в одном штате - Мэриленде - полиция с большей вероятностью размещает военизированные подразделения в чернокожих кварталах, подтверждая подозрения, давно поддерживаемые критиками, как показало исследование.

Исследование показало, что простое наблюдение за военизированными подразделениями может подорвать доверие общества к правоохранительным органам и создать впечатление, что полицейское управление чрезмерно финансируется.

Многие руководители полиции рассматривают свои отряды спецназа и другие военизированные подразделения как необходимое условие для полиции и общественной безопасности, особенно в ситуациях «повышенного риска» захвата заложников или активных стрелков.В период с 1997 по 2014 год министерство обороны передало местным правоохранительным органам военное оборудование на сумму 4,3 миллиарда долларов.

Но милитаризация полиции также может работать против правоохранительных органов в суде общественного мнения, согласно отчету, опубликованному в понедельник в Proceedings of the National Academy of Science.

Исследование показало, что простое наблюдение за военизированными подразделениями может подорвать доверие общества к правоохранительным органам и создать впечатление, что полицейское управление чрезмерно финансируется.

Что было сделано в ходе исследования

В августе 2014 года убийство полицией 18-летнего Майкла Брауна со смертельным исходом вызвало волну столкновений между протестующими и правоохранительными органами в Фергюсоне, штат Миссури, изобилующих изображениями невооруженных расовых меньшинств, стоящих на бронетранспортерах против снайперов и полиции. Осадки вдохновили общенациональный разговор о расе и милитаризации полиции - и пробудили любопытство аспиранта Стэнфорда.

«Мне стало любопытно, что мы на самом деле знаем о милитаризованной полиции с точки зрения заявленных преимуществ и предполагаемых затрат, которые утверждают критики», - сказал Джонатан Муммоло, политолог, проводивший исследование и сейчас работающий в Принстонском университете.

Критики утверждают, что милитаризация полиции преимущественно нацелена на цветные сообщества, но после Фергюсона Муммоло не смог найти много доказательств, подтверждающих это утверждение. Частично это связано с тем, что полицейский учет использования военизированной силы широко варьируется от агентства к агентству

.

«Доступных данных не так много, и во многих случаях, в зависимости от того, какой тип агентств вы изучаете, каких-либо данных вообще может не быть», - сказал Муммоло.

Члены сообщества пытаются заставить полицейский бронетранспортер повернуть назад по улице, рядом с местом сожженной и разграбленной аптеки CVS, в Балтиморе, штат Мэриленд, 28 апреля 2015 года.Фото REUTERS / Jim Bourg

Мэриленд - редкое исключение. В 2008 году группа спецназа совершила налет на дом Чейе Кальво, мэра небольшого городка в Мэриленде, адрес которого использовался в схеме незаконного оборота наркотиков. Вместо того, чтобы перехватить груз весом 32 фунта, направлявшийся в резиденцию Кальво, полиция разрешила доставить пакет, а затем вторглась в дом мэра, убила двух его собак и допросила его и его жену на полу.

Оказалось, что мэр и его жена были полностью невиновны, и это событие привело к тому, что Мэриленд выпустил новый закон, призывающий все государственные учреждения регистрировать свою деятельность спецназа с 2010 по 2014 год.

Муммоло обратился в ряд штатов с просьбой предоставить информацию о развертывании спецназа, но «в Мэриленде был самый чистый и последовательно закодированный набор записей о командах спецназа - о том, почему они развернуты, где они были развернуты, различных действиях, которые они предприняли во время развертывания», он сказал.

Что обнаружило исследование

Термин «спецназ» вызывает в памяти образы массовых расстрелов или заграждений с беспорядками.

Тем не менее, за четыре года Мэриленд провел около 8 200 миссий спецназа, и подавляющее большинство - 92 процента - было использовано для исполнения ордеров на обыск или арест.Только 5% были связаны с баррикадами, которые обычно предназначены для защиты вооруженных подозреваемых.

«Изначально группы спецназа были созданы для того, чтобы забаррикадировать людей с помощью оружия или на случай захвата заложников, - сказал Фредерик Лемье, криминолог из Джорджтаунского университета, который не принимал участия в исследовании. «Но они начали переходить к гораздо более обычным операциям, таким как аресты наркотиков и патрулирование районов с высокой концентрацией преступности».

Муммоло обнаружил, что преимущественно черные районы были свидетелями развертывания этих спецназовцев чаще, чем белые кварталы, но это происходило, даже если в этих районах был низкий уровень преступности.Каждое 10-процентное увеличение числа афро-американцев, проживающих в районе, соответствовало 10-процентному увеличению числа развертываний спецназа на 100 000 жителей.

Отряд полицейского спецназа покидает дом, который они окружили, в поисках второго подозреваемого после того, как полицейский Сан-Диего был смертельно ранен, а другой был ранен поздно вечером в четверг, в Сан-Диего, Калифорния, США, 29 июля 2016 года. / Майк Блейк

Муммоло все еще хотел разобраться в милитаризации полиции на национальном уровне, поэтому он запросил данные переписи населения штата и местных правоохранительных органов, которая проводится каждые четыре года федеральным правительством.Опрос показал, что в период с 2000 по 2008 год 9000 из примерно 15000 юридических агентств в Америке имели подразделения SWAT. Затем Муммоло посмотрел, как изменилась статистика преступности и насилия в отношении офицеров до и после милитаризации этих полицейских сил.

Приобретение сил спецназа не оказало заметного влияния на безопасность полиции - количество убитых или подвергшихся нападению офицеров - на национальном уровне.

«В США более миллиона полицейских, и число офицеров, убиваемых каждый год, составляет несколько сотен», - сказал Муммоло, ранее работавший репортером полиции и суда в Washington Post.«Так что это действительно редкие события, и было бы трудно на них повлиять».

Эта тенденция совпала с данными Мэриленда. В рейдах Мэриленда выстрелы производились только в 1% случаев. Кроме того, гражданские лица в два раза чаще, чем офицеры, были ранены во время рейдов в Мэриленде, хотя такие травмы случались редко (1,15 процента против 0,45 процента, соответственно).

Почему это важно

Милитаризация полиции иногда рассматривается как необходимое нарушение гражданских свобод ради общественной безопасности.

Но такая позиция является ошибочным выбором, основанным на этом исследовании, и обычным результатом агрессивных полицейских операций, сказал Лемье.

«Исследование агрессивных тактик военного типа - остановка и обыск, контрольно-пропускные пункты - может иметь некоторое влияние на целенаправленные преступления, такие как хранение оружия. Но это очень мало влияет на преступность в целом », - сказал Лемье. «Однако« это действительно влияет на чувство защищенности и защищенности в сообществе, где проводятся эти операции ».

Полиция округа Марикопа, штат Аризона, отряд спецназа с бронетранспортером охраняет предвыборный митинг, проводимый республиканцем США. Кандидат в президенты США Дональд Трамп в Фаунтин-Хиллз, Аризона, 19 марта 2016 г. Фото REUTERS / Ricardo Arduengo

В том же духе Муммоло опросил 6000 человек об их отношении к правоохранительным органам после того, как каждый из них прочитал пародийную новостную статью о начальнике полиции, стремящемся увеличить бюджет. Все новостные ролики содержали один и тот же текст, но фотографии различались. На некоторых были изображены полицейские в обычной форме, на других - милитаризованная полиция.

Респонденты заявили, что теряют доверие к работе полиции, при этом поддержка чернокожих участников на 21 процентный пункт ниже, чем у белых респондентов.Респонденты также с большей вероятностью восприняли город как жестокий, если увидели военные фотографии.

В целом, поддержка респондентами финансирования правоохранительных органов упала на 4 процентных пункта с фотографиями милитаризации полиции, а их желание полицейских патрулей снизилось на 3 процента.

Перейти к основному содержанию Поиск