Почему нельзя трогать волосы афроамериканок: «Не трогайте мои волосы!»: крик души всех африканских женщин | Lifestyle

«Не трогайте мои волосы!»: крик души всех африканских женщин | Lifestyle

Как бы вы отнеслись, если бы к вам подошла девушка на улице, завидев издали вашу рыжую копну волос, как яркое солнце, и стала с некой одержимостью трогать их? Или же вы альбинос – у вас светлые глаза и белейшая шевелюра. И только представьте, что кто-то подходит, вертит вас в разные стороны, трогает ваши тонкие запястья и визжит от восторга от бледной кожи?

С незапамятных времен черные женские волосы были чем-то невероятным и интересным. Их было можно стилизовать по-разному, каждый вариант был сложнее и вычурнее, чем предыдущий. Всем сразу становится понятно, что подобные волосы невероятные, поскольку вообще ничем не схожи с волосами белокожей части населения. Они густые, жесткие, пружинистые от рождения.

Но африканских женщин пугает такой повышенный интерес к их волосам.

Убери, пожалуйста, руки

У любой темнокожей женщины хотя бы раз возникала ситуация, когда к ней подбегали и без спроса трогали волосы. Саиида Шабазз — африканка — поделилась, почему ее раздражают нетактичные люди, которые проявляют повышенный интерес к локонам.

Саииде было около 10 лет, когда ее белокожая подруга подошла и начала щупать волосы, перебирая их подушечками пальцев. Спустя несколько секунд девочка крикнула: «Это похоже на мочалку!». Конечно, когда ты ребенок, то не реагируешь так остро на детские слова. Но с каждым годом Саиида стала все больше понимать, насколько раздражает такая реакция посторонних.

«Конечно, подруга была маленькой и не думала, что это невежливо и нетактично. Как и любой ребенок, я отшутилась», — рассказала Саиида.

Просто дай мне потрогать!

Большинство темнокожих девушек и парней сталкиваются с этой «глобальной» проблемой. Волосы – постоянная тема для обсуждений, особенно затрагиваемая у тех, кто никогда в жизни не видел (или не трогал) их. Детство Саииды пришлось на середину 90-х годов, поэтому светлокожие друзья реагировали на необычную внешность их подружки.

«Тогда я не могла выразить словами странное чувство, которое возникло после этого инцидента. Было странно и неловко, что кто-то был так одержим моими волосами. Единственными людьми, которые заботились о них, были моя мама и мой парикмахер. Если я дотрагивалась до волос и чувствовала, что они становятся слишком жесткими, то мы тут же шли в салон, чтобы мастер их немного «смягчил» с помощью химии», — поделилась Саиида.

Конечно, как большинство детей Саиида была любезна и не стала грубить подруге, которая оценила ее волос как мочалку. Если девушку что-то беспокоило, то она предпочитала держать это в семье, а не влезала в конфликты и не провоцировала ребят. Как отмечает Саиида, недоброжелателей у нее было очень много. Именно поэтому она никогда не возмущалась, если к ней подходил кто-то из друзей и трогал волосы.

Она просто молча надеялась, что рано или поздно это прекратится. Но вот наступил технологический прогресс, и качество жизни заметно улучшилось. Люди стали путешествовать, заводить друзей через интернет, уезжать учиться в другие страны, но все равно не могут привыкнуть к «необычным» волосам африканцев.

Все будут так делать

Это удивительно, но большинство африканцев воспитывают так, чтобы они были готовы к такому напору со стороны светлокожих. Конечно, с возрастом такие как Саиида научатся давать отпор, когда кто-то надумает пересечь их личную границу и бестактно начнет трогать волосы.

Африканцы призывают: несмотря на грубый и плотный волос, никто не имеет права без спроса подходить и трогать шевелюру.

Подобное поведение вызывает агрессию, поскольку оно очень грубо и бестактно! «Конечно, я надеюсь, что они спросят, прежде чем их руки приблизятся к моей голове, но иногда люди кажутся возбужденными и забывают свои манеры. Мы все разные: если вы спросите, возможно, вам дадут разрешение», — умоляет Саиида.

Уважайте границы

«Однажды я привела своего сына в парикмахерскую: у него были отличные от моих волосы, более мягкие. Девушка стала присматриваться ко мне, и я поняла, чего она захотела:

«Можно посмотреть текстуру твоего волоса? Я таких никогда не видела», — по ней было видно, что она смущена подобной просьбой, но ей стало интересно как профессионалу.

Я была польщена такой просьбой — обычно все делали это наглым образом. Я поделилась с ней способами ухода, она посоветовала мне некоторые витамины. Сына постригли, и я ушла довольная. Мы стали с Алис подругами», — вспоминает Саиида, говоря о том, что не все люди бестактные и наглые.

Девушка уверена: никто не говорит, что нельзя ценить черные женские волосы или даже восхищаться ими. Африканцы очень гордятся локонами, пускай даже жесткими и грубыми. Это их изюминка, особенность, отличительная черта. Но восхищение не дает любопытным права прикоснуться к волосам просто потому, что они слишком эгоистичны.

Африканцы не могут больше сдерживать крик души. Они призывают помнить, что являются такими же людьми, как и вы. Не вещью, не пуделем, не пуховым одеялом, не махровым полотенцем. Они – люди, которые просят уважать их границы и личное пространство. Африканцы призывают также прекратить бестактно трогать волосы, игнорируя правила приличия и воспитанность.

Если вы подходите к чернокожей женщине и хотите коснуться ее волос, не удивляйтесь, если она скажет «нет». И вместо того чтобы обижаться на агрессивный настрой, лучше спросите себя: а как бы я чувствовал, если бы ко мне подошел незнакомец или малознакомый человек, а затем без спроса начал трогать волосы? Только представьте, как ваша прическа, ухоженная и уложенная, была помята, испорчена и запачкана всего одним прикосновением?

Почему нельзя трогать волосы афроамериканок?

0

Опубликовано

Для любой женщины ее волосы являются, несомненно, атрибутом красоты, над которым не властно ни время, ни вкусы. Конечно, существуют и будут существовать модные прически, но особенности собственных волос это святое даже для европейской женщины, не говоря уже об афроамериканках.

И все-таки, почему нельзя трогать их волосы?

Казалось бы, проблемы этого условного запрета уходят корнями куда-то далеко в древность, вызывая в памяти магию Вуду, песни и пляски с бубнами, проклятиями и заклятиями, накладываемыми на пучки волос или отдельные волоски злобными недоброжелателями. Однако на самом деле все намного проще и прозаичнее. Дело вовсе не в магии, а в социальном определении. Женщины африканского происхождения относятся к своим волосам даже намного более трепетное, чем их европейские, или американские товарки. И вытекает это отношение не из культуры их собственного этноса, хотя и здесь есть свои нюансы, а в целом из-за восприятия обществом их внешности.

Американизированные африканки долгое время стеснялись своих волос, выпрямляя и даже осветляя их, чтобы максимально соответствовать европейским стандартам. Курчавые пышные шапки волос еще совсем недавно считались как бы недоразумением. Все как будто бы забыли, что такая прическа, фактически, символ освободительного движения, новой волны эмансипации еще со времен Анджелы Дэвис. Даже жена бывшего американского президента, Мишель Обама, выпрямляла свои волосы.

Особенности афроамериканок.

Что же могло породить данное неприятие? Все дело в том, что к волосам афроамериканок, не следующих европейской моде, оказывается слишком пристальное внимание. Просьба потрогать их волосы превращается для них в некий культурный код, показывая отношение к ним, как к инопланетянам, разделяя на своих и чужих. Сейчас же все более и более афроамериканок перестают идти за навязанной модой и хотят оставаться сами собой.

Однако, у волос афроамериканок все же есть свои, отличительные особенности:

  • Волосы афроамериканок, как правило, не достигают длины более 20 см, с трудом поддаются укладке и очень склонны к выпадению. Подавляющее большинство шикарных причесок чернокожих женщин — это парики и накладные пряди.
  • Трудно поверить, но у жительниц Кении практически отсутствуют волосы, за исключением слабого пушка на голове, такая вот национальная особенность. Редкие носительницы волос очень гордятся своей редкой же шевелюрой, стараясь придать ей как можно более модный вид.
  • Африканки никогда не закрывали свои волосы, как это делают современные цыгане, или мусульмане (если, конечно, африканки не исповедуют мусульманскую веру). Запрет трогать их волосы мог бы быть связан с практикой изготовления волосяных кукол Вуду, либо наговорами на отдельный волос, но о подобной практике запретов ничего не известно.
  • У европейцев волосы издревле считались сакральным символом, которому придавали очень много мистического значения. Волосы закрывали, прятали, собирали в косы. С волосами связано много сказок, легенд, поверий и обрядов, начиная от библейского Самсона и заканчивая обрезкой волос распутницам, что практикуется некоторыми особо одаренными личностями и в наши дни.

Влияние мировой культуры вносит свои коррективы во все уголки нашей планеты, включая самые отдаленные. Тем не менее все больше людей сегодня хотят отстоять свою самобытность, свою уникальность, возможность быть самими собой безо всяких противоречий.

Чужие волосы.

Трогать чьи-то волосы, или нет — сугубо вопрос культуры. Но, если вы хотите сделать это из любопытства, помните, что подобным жестом вы можете, не желая того, обидеть или рассердить человека. Поэтому в любом случае необходимо помнить о корректности.

Общество

Прикосновение к черным волосам как микроагрессия — Родители за разнообразие

Оставить комментарий / Анти-черный расизм, Анти-расизм, Книги

Симоне Аба Акияну

Микроагрессия подобна пчелиному укусу.

Мы можем оправиться от укуса, но никогда не забудем, каково это.

Может быть, вы афроамериканец, у вас кудрявые локоны или вы носите сенегальские косички, косички, косички, локоны или банту. Недавно штаты Калифорния и Нью-Йорк приняли закон, запрещающий дискриминацию сотрудников и студентов по признаку прически. Как отмечает Нью-Йоркская комиссия по правам человека, некоторые прически носят как «защитный стиль» для поддержания здоровья волос. Другие стили подтверждают чувство принадлежности к сообществу, культурной и расовой идентичности. Законодательные органы фактически признали эти прически «неотъемлемой частью идентичности чернокожих», неразрывно связанной с расой как защищенным правом человека. Я поддерживаю этот подход, поскольку он усиливает интерсекциональную и тонкую природу расовой дискриминации.

Дискриминация таким образом является реальностью для многих. Дискриминационные правила и неформальная политика ухода пронизывают государственные и частные школы, рабочие места, спорт и даже армию. Эта политика и практика коренятся в расовых предубеждениях в отношении того, чьи волосы подходят или не подходят, профессиональны и достойны, что часто приводит к тому, что волосы чернокожих охраняются. Неудивительно для меня и многих моих странных спиральных сверстников, что детей не допускали к занятиям спортом, отправляли в офис или вызывали учителя за то, что они носили или укладывали свои натуральные волосы. Если бы у меня была копейка за каждый раз — в школе и в моей профессии юриста — мне говорили носить волосы прямо, стянутыми назад, в пучок, без моей банданы или африканского шарфа — как будто мои черные курчавые волосы даже работает таким образом (но это уже другая история) – я был бы богат!

Я не могу не думать, как далеко это уходит? Когда мы начинаем заботиться о волосах, называть их, стыдить, отличать и экзотизировать?
Краткий ответ: Все начинается с детства.

Несколько месяцев назад я смотрел эпизод телевизионного шоу «Южное очарование — Новый Орлеан» (NOLA)… (не судите строго, я читаю книги, занимаюсь юридической практикой и смотрю «реалити-шоу» всякий раз, когда могу). В эпизоде ​​​​девятилетняя чернокожая девочка объяснила матери, почему она ненавидит ходить в школу. «Никто не похож на меня, — воскликнула она. Маленькая черная девочка рассказала о том, как дети в школе трогали ее волосы, ее каштановые, курчавые и вьющиеся темно-каштановые волосы.

Моя собственная дочь, которой 11 лет, случайно оказалась в комнате и сказала мне, что дети постоянно трогают ее волосы. Это происходило все время в ее старой школе, преимущественно белой школе в районе для представителей высшего среднего класса в Оттаве, где она была одной из горстки чернокожих детей.

Прикосновение к волосам, хотя и не является откровенно угнетающим актом расистского оскорбления, может быть в равной степени тревожным. В любом случае, оскорбления на расовой почве гораздо реже встречаются у детей в сегодняшней мультикультурной и, казалось бы, толерантной Канаде. Прикосновение к волосам — это микроагрессия, расистская прелюдия к фразе «Ну, у меня есть один черный друг». Я имею в виду, я знаю, что черные волосы чудесны, универсальны и сидят как корона для королев, которыми мы являемся, но здесь происходит что-то еще.

Я считаю, что акт прикосновения к черным волосам подчеркивается парой динамик. Во-первых, хотя любознательность у детей можно и нужно поощрять, непрекращающаяся потребность прикоснуться, даже до того, как спросить или попросить, ожидая ответа, подчеркивает чувство привилегии у тех, кто осмеливается прикоснуться. Это привилегия знать, что вы можете найти парикмахерскую, которая сделает и сможет сделать ваш тип волос , поплавать с вашим летним лагерем и не беспокоиться о том, что ваши волосы спутаются или спутаются, если вы не вымоете их вовремя . Это привилегия слиться и действовать в соответствии с вашим увлечением «Другим».

Во-вторых, это увлечение трогательными черными, курчавыми, вьющимися волосами предполагает, что дети и, возможно, их родители не встречались с людьми, культура и структура волос которых отличаются от их собственных. Это беспокоит на совершенно другом уровне. Это указывает на расовый и культурный разрыв в знаниях детей и родителей и их сверстников.

Хотя может показаться лестью сказать кому-то: «Я люблю твоих добрых волос» — на том же дыхании, что и дотронуться до прикосновения без разрешения — это снисходительно и откровенно бесчеловечно стоять там, пока кто-то гладит тебя, как собаку, или смотрит на тебя. вам нравится экспонат в музее.

Я глубоко сочувствую маленькой девочке из NOLA и всем маленьким черным и другим девочкам с курчавыми волосами. Когда кто-то тянется к моим волосам, это сигнал другим, что я другой и что кто-то имеет право выделить меня за это отличие. Независимо от того, является ли это преднамеренным или подлым, прикосновение вызывает другое (часто нежелательное) внимание, обычно более трогательное, а иногда поддразнивание или суждения о том, как мы должны или не должны носить наши волосы.

«Когда кто-то тянется к моим волосам, это сигнал другим, что я отличаюсь от других и что кто-то имеет право выделить меня за это отличие».

Что еще более важно, когда такие действия выходят за рамки предполагаемой невиновности микроагрессии, они могут стать основанием для отличия и исключения чернокожих и представителей расы из возможностей получения образования и трудоустройства.

В профессии юриста меня часто «поощряют» сменить прическу, чтобы «вписаться» — и получить работу в корпорации. Я слишком хорошо знаю, какое давление приходится приспосабливаться, что я получаю и от чего отказываюсь при этом. Я остро осознаю нашу стойкость и сопротивление, когда мы настаиваем на том, чтобы раскачивать наши волосы во всех их кудрявых, плетеных, плетеных, причесанных и диких формах. Мы создаем пространство для подлинного самовыражения за пределами белых, европоцентристских норм.
В школах учителя должны играть определенную роль в обеспечении того, чтобы их книги, учебные материалы и профили отражали разнообразие нашего многорасового и многообразного общества. Школьные администраторы должны осознавать это и нанимать цветных женщин и мужчин с разными прическами, чтобы ни один стиль не стал стандартом для подражания, в то время как другие были заштампованы знаком неполноценности.

В такие моменты, я думаю, Соланж Ноулз и другие маленькие черные девочки правы, когда поют: «Не трогай мои волосы, не трогай мою макушку».

В нашей библиотеке Diversity вы найдете книги, посвященные волосам.

Пожалуйста, не прикасайтесь к моим волосам

Кажется, с незапамятных времен черные женские волосы были очаровательной вещью. Его можно стилизовать множеством разных способов, каждый из которых красивее и замысловатее предыдущего. Когда вы видите это, по понятным причинам трудно не удивиться — они могут так отличаться от волос белых людей. И хотя здорово быть пораженным этим, есть одна вещь, которую вы никогда не должны делать. Пожалуйста, ради всего святого, не трогайте волосы чернокожих женщин.

Я знаю, что не должен иметь , чтобы спрашивать такое, но поверьте мне — это происходит на законных основаниях. Часто. Вы можете спросить любую чернокожую женщину, и у нее, вероятно, есть рассказ, или два, или двадцать о белой женщине, сующей руки куда не следует.

Я до сих пор помню, как белый друг в первый раз коснулся моих волос не очень благосклонно. Мне было, наверное, около десяти. Мы не были особенно близки — мы оба играли в детской группе в нашем районе, поэтому мы виделись только раз в неделю в течение шести месяцев. Она погладила меня по волосам на затылке, месте, которое мы, черные, называем «кухней», и улыбнулась.

«Похоже на Brillo», — сказала она почти головокружительно, и, пока она продолжала тереть его, на ее лице расплылась ухмылка.

Как и любой 10-летний ребенок, я отшутился. У меня всегда были белые друзья, но я никогда не мог припомнить, чтобы кто-нибудь из них испытывал такое волнение от прикосновения к моим волосам. Но когда я росла там, где жила я — Статен-Айленд, Нью-Йорк, — я остро осознавала, что у этой девочки, возможно, никогда раньше не было чернокожего друга. Звучит странно, но это вполне возможно, особенно в 19 лет.96.

Тогда я не мог выразить словами то странное чувство, которое испытал после того инцидента. Просто было так странно и неловко, что кто-то был так одержим моими волосами. Единственными людьми, которым до этого момента было не все равно, были моя мама и мой парикмахер. Если мои волосы на затылке начинали напоминать Брилло, это обычно означало, что маме пора записаться на новый прием, так как в то время я делала волосы химическими.

В детстве я был слишком услужлив. Если меня что-то беспокоило, я держал это в себе. Я не хотел вызывать каких-либо трений, и я действительно не мог смириться с тем, что кто-то не любит меня. Вероятно, это одна из главных причин, по которой я никогда никому не говорил, что мой «друг», который гладит меня по затылку, словно я пудель, заставляет меня чувствовать себя некомфортно. ОЧЕНЬ НЕУДОБНО.

Также, вероятно, потому, что я не знал почему это заставило меня так себя чувствовать. Я просто знал, что мне это не нравится, и я надеялся, что это больше не повторится.

Теперь я знаю, что она перешла черту, но я также дам ей поблажку. Десятилетние не знают, что нельзя прикасаться к волосам чернокожих женщин, а еще в 90-х мы не обсуждали это дома. Я не могу припомнить, чтобы моя мама когда-либо говорила со мной об элементарном согласии, не говоря уже о том, чтобы не позволять маленьким белым девочкам обращаться со мной как с комнатным псом.

Для черных женских волос не существует какой-то определенной текстуры. Некоторые более вьющиеся, некоторые больше похожи на витки, а мои плотные и грубые. Я знаю это теперь, когда я позволил ему вернуться к своей «естественной» текстуре. Я имею в виду, что трудно понять, было ли это так до 20 с лишним лет химической релаксации.

Я понимаю, наши волосы выглядят круто, когда это не те волосы, к которым вы привыкли. Но это не дает вам карт-бланш, чтобы просто прикоснуться к нему. Это не только грубо и бестактно, это еще и микроагрессия.

К счастью, прошло много времени с тех пор, как белая женщина решила взять на себя ответственность и засунуть руки мне в волосы. Но теперь я знаю, что если это произойдет, мне разрешено испытывать чувства по этому поводу и делиться этими чувствами в этот момент. Конечно, я надеялся, что они спросят прежде, чем их руки коснутся моей головы, но иногда люди, кажется, взволнованы и забывают о своих манерах. Мы все разные, но если вы спросите, вам могут дать разрешение.

В прошлом году я водила сына подстричься. Все парикмахеры там были белыми женщинами из Восточной Европы, и большинство других детей были белыми. Мой сын смешанной расы, и хотя у него довольно вьющиеся волосы, но мягкие кудри, а не такие жесткие, как у меня. Когда стилист провела руками по его кудрям, я почувствовал ее взгляд на своих волосах.

«Я люблю твои волосы. Он очень отличается от вашего сына, — сказала она с застенчивой улыбкой на лице. Я приготовился к тому, что, как я знал, будет дальше.

«Я чувствую?» она спросила. Ей было любопытно, но я также мог видеть, что она была немного смущена.

Опять же, я знал, что она, вероятно, никогда раньше не подходила так близко к волосам чернокожей женщины. Поскольку она собиралась подстричь моего сына, а я был в хорошем настроении, я согласился. Она отнеслась к этому спокойно — вела себя в равной степени как парикмахер и человек, который впервые чувствует что-то новое.

Но вот в чем дело — она не пялилась на мою голову и не проводила никаких сравнений с тем, что я чувствовала. На самом деле она относилась к этому довольно уважительно. Вот почему я не возражал, чтобы она прикоснулась к нему. Она никогда не заставляла меня чувствовать себя уродом из цирка, потому что мои волосы отличались от тех, к которым она привыкла. Это длилось всего пару секунд, прежде чем она поблагодарила меня и вернулась к работе.

Да, все люди разные, и, очевидно, у чернокожих волосы другой текстуры, чем у представителей других рас. Но есть одна вещь, которую большинство людей, особенно белые, похоже, не понимают. Волосы чернокожих женщин всегда охранялись. И часто до сих пор придерживаются стандартов белой красоты. Настолько, что в Нью-Йорке просто пришлось принять закон, запрещающий дискриминацию из-за выбора прически. Такова реальность жизни в Америке в 2019 году.для чернокожих.

Никто не говорит, что черные женские волосы нельзя ценить или даже восхищаться ими. Мы очень гордимся этим. Но ваше восхищение не дает вам свободы просто прикоснуться к нему, потому что вы хотите увидеть, на что это похоже.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *